Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:25 

Смертельная Битва: Путь Холода. Часть 1. Глава 6

Dum spiro, spero
Апдейт

Следующие главы произведения будут публиковаться в виде комментариев к этой записи. Обратите внимание и подпишитесь, если считаете это нужным. :)

***

Человек свыкается со всем. Со злом, с добром. С одиночеством и шумной толпой, с полярной ночью и со слепящим солнцем.
Порой начинает любить.
Особенно, если любовь к месту поддерживается любовью к другому человеку.
Остаток июля и август, несомненно, запомнились Саб-Зиро на всю жизнь. Существование в Лин Куэй – настороженная атмосфера «я-готов-к-бою». Закон Джунглей и взаимное эстетское пожирание.
Здесь же воронка, водоворот сюрреализма не поддавался никакому логарифмированию.
…На следующее утро после их прибытия, Рокси объявила, что они выглядят как «сбежавшие из дурдома». Нестандартно даже для чокнутого Сан-Франциско. Смоук ответил, мол, не проблема, деньги у них есть.
«Откуда?» – вздернул бровь Саб-Зиро, отсевший подальше от радио, откуда доносился скрежет музыки. «Из Места Смерти», - нехотя сообщил Смоук, выкладывая пачку купюр. – «У одного покойника забрал, подумал – ему уже не пригодится».
Саб-Зиро вздохнул. Мародерство относилось к категории не-Чести, но его мнение в данном случае имело мизерное значение. И здоровый цинизм подсказывал, что Смоук прав.
Рокси немедленно потребовала «сказки» про Место Смерти. Саб-Зиро отметил: к нему она уже не обращалась, ловя каждый серебристый взгляд его друга.
Он отсел еще дальше, в наиболее темный угол.
Смоук в красках описывая их поход, достиг зыбучих песков.
-…И потом Ледышка шибанул по тем чертовым углям, и тогда мне удалось его вытащить, - он взмахнул руками, расплескав кофе. «Как же увлечен он этой женщиной, если утратил противоестественную ловкость Воздуха?»
Тем временем, Смоук добрался до Сирены. Тут Рокси захохотала.
-Странный вкус у демонши, - она тряхнула изрыже-красными локонами. – Коль на Замороженного польстилась! Вечеров с интересными беседами он бы ей явно не обеспечил!..
Смоук фыркнул.
Рокси не упускала шанса подразнить Саб-Зиро, точно ставя эксперимент: когда же он хотя бы огрызнется в ответ. Или, желательнее – отшутится. Пока ее исследования терпели полный крах.
Не среагировал и на сей раз.
В своем рассказе Смоук опустил лишь упоминание о Проклятии.
-Мда, - высказала Рокси, когда повествование закончилось. - Несправедливо, что вам двоим – столько приключений! Впрочем… мертвяков я боюсь. Зато стопроцентно заявляю: в Сан-Франциско вас и свора Гончих не вынюхает! – с этими словами она обняла Смоука.
-Мне выйти? - подал голос Саб-Зиро.
-Ох, прости! Про тебя-то мы и забыли… забился в дальний уголок, молчишь! Слушай, может сразу в холодильник залезешь… жаль, что не поместишься, а? - хихикнула Рокси.
Саб-Зиро безмолвно покинул комнату.
-Я его обидела? – намазанный джемом тост Рокси шмякнулся на пол иллюстрацией изумления.
-Сложно сказать, - Смоук обвил талию девушки. – Но знаешь, и Ледышка может устать от беспрестанных насмешек. А юмора он отродясь не понимал.
-Ну ладно-ладно, - Рокси потрепала платиновые волосы Смоука. – Ща утрясу.
Она с неохотой отодвинулась от Посвященного Воздуха и отправилась налаживать отношения с его угрюмым приятелем.
Она скользнула в комнату. Саб-Зиро стоял, повернувшись к окну. Рокси невольно снова сравнила обоих парней… нет, второй лучше – он, тонкий и гибкий, впрямь ассоциировался с порывом летнего ветерка. Ей подходил значительно лучше, чем Саб-Зиро – более сильный и высокий, но отнюдь не столь изящный. Резковатые черты лица ледяного воина импонировали Рокси куда меньше эльфийской изысканности Смоука.
-Саб-Зиро? – кашлянула Рокси. И поняла, что он давно ощущает ее присутствие… на то он и ниндзя.
-Да?
-Ты это… извини… что я прикалывалась над тобой, я ж не со зла. Я не собиралась тебя обижать!
Саб-Зиро сверху вниз глянул на нее.
-Обижать? – он усмехнулся (усмехнулся??! Рокси чуть не упала – оказывается, мистер Арктика обладает какой-то мимикой…!) – Я ушел, дабы не мешать вам.
Рокси открыла рот. Так. Изумительно. Ледышка уже сватает ее и Смоука?..
И она – не возражает.
-Э… ясно… - неловкий смешок. – Ну, вы нормальные тряпки покупать собираетесь или как?
Разговор был окончен.

…Ниндзя Лин Куэй всегда славились своей незаметностью. Они способны трансгрессироваться из пустоты, и в ней же диссоциироваться. Поэтому прогулка по магазинам с Рокси была, мягко говоря, странна для обоих беглецов.
Рокси шествовала с нахальной физиономией, таща парней за собой, а большинство встречных прохожих оглядывалось на троих столь колоритных персонажей.
Саб-Зиро понемногу притерпелся к какофонии мегаполиса, и справедливо рассудил, что стоит слиться с толпой. Поэтому он безропотно переоделся в джинсы с рубашкой и кроссовки. Смоук же наслаждался не-Лин Куэевским бытием, и даже с каким-то омерзением отшвырнул лохмотья его светло-серой формы. Гарпун, правда, оставил при себе. Цеплять кожаные браслеты и цепи оба наотрез отказались. Рокси объявила, что они отстали в своем Китае от моды ровно на два тысячелетия, Смоук шепнул ей на ушко какой-то комплимент, и она отстала. Саб-Зиро тихо порадовался: утряслось малой кровью.
Не обошлось без инцидентов. Смоука наотрез отказывались пускать в бутики, указывая на красноречивую ярко-малиновую надпись «Не курить!» Доказать невиновность удалось, но обслуживающий персонал пялился на дымящегося парня, как на циркового фокусника. Саб-Зиро выразительно вздохнул, посылая конспирацию ко всем дьяволам Не-Мира. Рокси сияла.
Однако Саб-Зиро не избегнул приключений, как ни тщился оставаться невидимым «никем». Миловидная девочка-продавщица, медово расписывая, как ему пойдет темно-синяя рубашка от Версаче, нечаянно (а может и не нечаянно) коснулась локтя. Отдернула ладонь с визгом: по наманикюренным пальчикам поползла корочка льда.
Народ столпился еще гуще.
Саб-Зиро вылетел из злосчастного магазина, будто за ним гнались все агенты Лин Куэй скопом. Смоук и Рокси задержались еще немного, по выражению Рокси «прикалываясь» над толпой. На улице она смеялась так, что размазалась пронзительно-сиреневая тушь.
-Ой… не могу… теперь в газету попадем! У этой девицы челюсть так и отвалилась… «Вам со льдом, леди?» Ха-ха… И ты тоже – хорошо еще, система пожаротушения не сработала…
-В газету? – из сумбурного монолога до Саб-Зиро дошла единственная фраза. – В ГАЗЕТУ?! Рокси, ты не понимаешь – Лин Куэй пойдет на все, чтобы убить нас! И тебя!..
-Успокойся, Ледышка. В Лин Куэй не читают желтую прессу, да и вообще… они не всемогущи, - Смоук хлопнул друга по плечу, слегка пародируя реакцию давешней продавщицы.
-Верно! - Рокси обогнала спутников. – Сан-Франциско – город психов, да протопчись посреди улицы парад зеленых марсиан – и то забыли бы через полчаса. Да сейчас завались мы в тот же бутик, нас бы и не узнали! Не занудничай!
С тем Саб-Зиро и остался. Беззаботность Рокси – понятна, но почему Смоук с ней?..
(ясно почему…)
Воистину Сан-Франциско – город психов.
Мчащаяся на полной скорости психоделически-оранжевая «тойота» едва не врезалась в витрину, светофор и чуть не задавила котенка. В заключение Смоук, отродясь не сидевший за рулем, выпросил «попробовать».
Аспект Воздуха – скорость. Он и мчался, выжимая из потертого автомобиля сверхзвуковой, лопающийся в барабанных перепонках, запредел. Рокси врубила немецкую группу Rammstein, закричала – восторженно, восхищенно и дико.
Их – ее и Смоука экстаз был терминальным состоянием.
Точно вся боль, тяжелая память осталась позади, и страданиям не догнать их. Они – свободны, будто Стихия в чистом виде.
Квинтэссенция над-Посвящения.
Они наслаждались.
Они были вдвоем в целой вселенной, а солнце, луна и звезды падали и запутывались в волосах, и лики Древних Богов мелькнули за радугой, улыбаясь им – только двоим.
О третьем же они позабыли…
-Ох и круто… Ты – прирожденный байкер, Смоук, жаль мой байк я вдребезги расколотила, - раскрасневшаяся Рокси взасос чмокнула парня. Она давно мечтала прикоснуться к его светлой коже, почувствовать биение жилки на шее и аристократичную линию губ. Лучшего момента вообразить невозможно.
Тот ужасно хотел ответить… но оглянулся на Саб-Зиро:
-Ничего, что мы позабавились?
Саб-Зиро пожал плечами, храня фирменно-безучастное выражение:
-Уже привык.
Он не солгал. Неприязнь к механизмам никуда не делась, но уже не вонзалась тигриными когтями, подозрительно и мерзко похожая на страх. Зато его поддело что-то… непознанное.
Ревность.
(Я должен уйти. Я лишний. Смоук достиг конца его пути, и боги вознаградили его за страдания… но я – нет, я – Избран, я – обречен. Меня все еще ждет арена Турнира. И вендетта со Скорпионом).
Девушка, подобравшая их на пустыре, отбирала лучшего – нет, единственного со времен фатальной перемены в брате – друга.
Он радовался за Смоука, он абсолютно искренне желал ему счастья.
Но так же понимал, что сердце его совсем не изо льда… и ему больно от потери.
Он – уйдет. Но легко ли ему придется?
Нет.
Но так необходимо. Одиночество – его жребий.
Третий – лишний.
-Это было замечательно, - улыбнулся он.
Но Смоук помрачнел, точно укололся об иголочки фальши. Жертвоприношение, подумал он. Ледышка жертвует собой ради нас с Рокси. Благородный-герой-черт-бы-его-подрал.
-Рокси, - сказал он. – Извини, но нам не стоит ехать слишком быстро. Моему другу, - он выделил последнее слово. – Не нравится.
-Окей, - кивнула девушка. – Нет проблем.

Хотя роман Смоука и Рокси проглотил их без остатка, и Смоук с импульсивностью, свойственной его Стихии, буквально выплескивал себя для нее, Саб-Зиро ни разу после эпизода в машине не чувствовал себя ненужным.
Конечно, воину Холода не требовалось много внимания. Он ценил уединение и откровенно утомлялся от шумной Рокси и тянувшегося за американкой Смоука. И все-таки он ощущал: Смоук – его друг, и никогда не предаст его. Даже ради его великой Любви.
Саб-Зиро неотрывно ожидал Призыва на Смертельную Битву. Как исполнения приговора.
И как последнюю надежду на месть. Спасение Земли его волновало меньше, тем более, активности злых сил пока не наблюдалось.
Он окончательно свыкся с Сан-Франциско. Кое-что понравилось. Например, море.
Идея показать океан Саб-Зиро принадлежала все той же Рокси. Грубоватая и беспардонная, иногда она проявляла чуткость, недоступную «хорошим девочкам». Инстинкт подсказывал ей, что величественный покой безбрежной синевы придется по вкусу молчаливому экс-ниндзя. И оформила она поход не как обычный разухабистый «пикник», каких Саб-Зиро избегал, точно палящих залпов ультрафиолета.
Она мужественно проехала мимо пляжной дискотеки, конкурса купальников и игры в волейбол, сопровождаемой визгами отдыхающих. Затормозила в диком, скалистом и угрюмом месте, куда редко забредали беззаботные купальщики.
-Вот, - объявила она персонально Саб-Зиро.
-Езжайте к людям, - Саб-Зиро уже выскочил из «тойоты», зачарованный беспредельной лазурью.
-Окей, мы через полчаса вернемся, пойдет?
Он только мотнул головой.
Он с легкостью спустился по отвесной шестиметровой скале и благоговейно погрузил ладони в прохладную воду.
Вода – родственная Стихия. И пусть этот океан не ведает холода, ибо артерия Гольфстрима не дает погрузиться в звенящий зимний сон, а сейчас, в конце июля он много выше нуля, Саб-Зиро наслаждался восхитительно мудрым и древним могуществом.
Покоем.
Покоем, что в любой момент – по приказу Стихии Воздуха – обратится в черный гнев, безумный и бушующий.
Саб-Зиро зачерпнул горстью соленой воды, попытался обратить ее в лед. Океанская влага, гордая и непокорная, подчинилась с большим трудом.
(извлекай уроки из всего, что видишь, брат)
Да. Соль. Соль – это кровь и слезы, и морская вода – основа жизни. Лед – умиротворение и гибель. Двойственность.
(пускай внутри тебя всегда останется немного… соли…)
Саб-Зиро сформировал из замерзшей воды фигуру, слегка напоминающую дельфина. Брат великолепно умел создавать ледяные изваяния. Он мог часами выкладывать из крупинок-кристаллов иероглифы и статуи, и порой они не таяли неделями.
Саб-Зиро младший так и не научился этому искусству. Но сейчас дельфин вышел совсем натуральным.
Океан шумел, волны поддразнивали воина. Океан имитировал несерьезность, божественную насмешку. Саб-Зиро улыбнулся всемогущей сини.
(при твоем создании решили Небеса – да утаится в тебе ласковая смерть и материнское лоно)
Саб-Зиро отпустил своего «дельфина». Поразительно, но он заскользил в изумительно прозрачной толще, словно океан миловал творение рук Посвященного родственной Стихии, не растапливал его.
Его окликнули. Медитативные полчаса миновали, но он практически не жалел.
Океан принял его и поведал то, что необходимо.
-Ну как? – подмигнул Смоук. Они с Рокси тоже весьма неплохо провели отведенные тридцать минут, о чем свидетельствовала растрепанная прическа девушки и не оттертые следы губной помады на щеках Смоука.
Саб-Зиро открыл рот, чтобы ответить… и не сумел. Человеческие слова – прах и камни, чересчур грубые. Ими не опишешь некоторые вещи. Вроде Холода.
И океана.
Против обыкновения, Рокси не поддела его.
Еще несколько эпизодов того странного периода, память Саб-Зиро сохранила навечно. Таким внешне бесполезным - и драгоценным был и вкус мороженого. На сей раз о троице позаботился Смоук, несомненно рассчитывая опять-таки произвести впечатление на Саб-Зиро. Ему удалось: Саб-Зиро считал свою Стихию – оружием, мечом и разрушением, на крайний случай – для избранных – величественной и неприступной красотой арктических пейзажей и совершенно-мертвых фигур, создаваемых его братом. Но – не сладостью, не вкусовым удовольствием.
«Американцы заставили даже Холод служить себе», подумал он. И все-таки прежде безразличный к любой пище Саб-Зиро одобрил столь неожиданную вариацию его Стихии. Рокси, внимательно склонив голову, наблюдающая за ним, рассмеялась.
Непроницаемый ледяной воин, оказывается, любил сладкое. Вывод выглядел диссонансом, почти кощунством… и являлся правдой.
-Что, теперь не так ненавидишь американскую технократию? – ухмыльнулся Смоук.
-М-мм… ну, кое-что простить ей можно, - Саб-Зиро с сожалением слизнул последнюю шоколадную каплю.
Внезапно зрачки Смоука сузились, блеснул металл: он заметил толпу местной «золотой молодежи». Выяснилось - кто-то из парней уже пытался клеиться к Рокси, высмеивая попутно ее сопровождающего. «Золотая молодежь» каталась на «феррари» да «ягуарах» и всячески демонстрировала принадлежность к аристократии.
-Черт, - ругнулся Смоук. – Им ведь те же чертовы двадцать пять лет, что и мне! И они сидят на родительских шеях, учатся в престижных колледжах, у них есть все, а будущее светло, как электрическая лампочка!
-Ну и что? – Саб-Зиро окинул «избранных» презрительным взором.
-Ничего! Вот только я успел грохнуть три десятка людей, отродясь не знал ничего, кроме всевозможных испытаний… истязаний! Мы не были ни детьми, ни подростками – лишь новичками, учениками и Мастерами. В чем мы виноваты, Ледышка?! В том, что принадлежим Родам Посвященных?! Черт…
-Тише, - Рокси чмокнула его дразнящим влажным поцелуем. – Они – придурки. И точка.
-Тише?! – Смоук повысил тон, ибо «крутая тусовка» откровенно ржала над ними. – Рокси, прости… но ты не ведаешь, ЧТО есть Лин Куэй. И не дай Боги тебе столкнуться с ними – это потусторонние чудовища… и я был потусторонним чудовищем. Ледышка – молчишь? Очень удобная позиция – все время молчать! Когда с тебя кожу сдирали – ты тоже молчал!
-Забавно, - заметил Саб-Зиро. – Вроде я зарекомендовал себя мятежником.
-Да нет. Ты все таскаешься с долбанной Честью, как дурень с писаной торбой, и взбунтовался после того, как брата разменяли мелкой купюрой. А я - всегда хотел нормальной жизни. Да у меня девушка появилась на двадцать шестом году жизни – нормально, по-твоему?
Несдержанность – типичная черта Огня и Воздуха. В Клане их ломают в первую очередь, чтобы они не портили заданий бредовыми идеями. Но вне заколдованных стен природа берет свое.
Как скоро…
-Уроды, - Смоук выпрямился во весь рост, мускулы узлами вздулись на его руках. – Никчемные ублюдки, надутые индюки!..
-Рокси, - обратился Саб-Зиро к девушке. «Аристократы» надвигались на них с явным намерением развлечься дракой, и он не был уверен, что Смоук удержится от нанесения тяжких увечий «папенькиным сынкам». – Рокси, уводи его домой.
-Тьфу, - шикнула та. – И чего он так взбесился, будто пьяный или травы обкурился?!.. Смоук!
Она обвила его шею, жарко шепча что-то на ухо. Сработало: Элемент Воздуха вместе со вспыльчивостью обеспечивает и отходчивость, зато «золотая молодежь» расслышала часть оскорблений в их адрес вполне четко.
А фразу «я убил тридцатерых» – нет.
Среди сыновей банкиров и нефтяных воротил затесались и криминальные личности, в частности – главарь компании, некто Эйс Морриган, по прозвищу Туз. Эйс почитался признанным мастером боевых искусств. Остальные отставали ненамного.
Эйс приметил симпатичную рыжую девчонку еще три часа назад. Ее спутники чрезвычайно бесили его, так как были метисами – полукитайцами, а «узкоглазых» расист Туз ставил гораздо ниже червей и крыс.
Особенно опасными «китаезы» не выглядели, да и их только двое, а «избранных» - шестнадцать.
Пора проучить.
-Та-ак, чего за шавки тут растявкались? – двинулась толпа во главе с Эйсом на Смоука и Саб-Зиро. Рокси тонко взвизгнула.
Саб-Зиро сжал кулаки. Ладно, сейчас они утихомирят нахальных «аристократов», главное – не пользоваться особыми способностями. Никакого гарпуна, льда и телепортации.
-Эй, узкоглазые! А девчонка-то слишком хороша для вас, желтозадые! А ну, сваливайте на хрен!
Компания заржала как-то уникально омерзительно. После данной тирады Саб-Зиро понял, что все пропало… хорошо, если Смоук не вырвет внутренности хама фирменным «добиванием».
Признаться, ярость коснулась и его, воина Холода.
(они – быдло… недостойно Лин Куэй обнажать меч против стада баранов…)
(носишься с Честью, как дурень с писаной торбой!)

Окей. Уговорили.
…Эйс позвенел цепями и финкой.
-Уходите прочь, - неприятно-равнодушно выговорил «китаеза» с здоровенным шрамом на роже. Эйсу померещилось, что, невзирая на тридцатиградусную жару, его продернула корочка изморози… и он взбесился еще сильнее.
-Да, бегите к юбкам, маменькины сынки! – зло добавил второй, очевидно перманентно курящий сигареты.
-Картер, Рик, - рявкнул Эйс. – Вы – уберете того! – он ткнул толстым пальцем в Саб-Зиро. – Вторым я сам займусь!
Картер и Рик представляли собой весьма внушительное зрелище. Каждый весил не менее ста пятидесяти килограммов, с лезвиями на арбузоподобных кулаках, они буквально символизировали Всесилие группировки.
Картер оскалился на неясно почему столь спокойного «китаезу», и, размахивая над головой пудовой цепью, двинулся на Саб-Зиро. Аналогично повел себя Рик.
-Ща бифштекс будет! – пообещал он.
Саб-Зиро позволил противникам подойти поближе, уклонился от гудящих вертолетным винтом цепей, зацепил Рика «подкатом», обхватил толстенную ножищу, выламывая сустав. Картера он опрокинул изящным ударом локтя в челюсть, чуть подпрыгнув. Триста кило живого мяса, воя, повалились на горячий песок, совершенно беспомощные.
-Уходите, - повторил он, «вырастая», прямо перед физиономией совершенно ошарашенного Эйса.
Эйс не заметил, как странный метис уложил его патентованных громил - настолько быстро все случилось.
-А-а! Дьявол вас дери! – заорал он.
Вопль главаря послужил алым флажком старта. Сыночки банкиров, не отличавшиеся смелостью, попытались слинять, но каша-мала толпы втянула их в водоворот. Четырнадцать человек ринулись к двоим.
В центре спирали-боя Смоук и Саб-Зиро поймали себя на том, что наслаждаются даже столь примитивной дракой. Они слишком свыклись с их ремеслом.
Саб-Зиро поднырнул под троих, связывая врагов их же конечностями. Один попытался воткнуть финку в неуловимого «узкоглазого», нож смачно впечатался в лопатку товарища, а Саб-Зиро безошибочно наносил резкие и разрушительные удары в самые уязвимые точки.
Со Смоуком драться – еще хуже, он буквально
(рассеялся… дымом!)
и если Саб-Зиро кто-то, по крайней мере, замечал, то Смоук сражался бесплотным призраком.
Смоук спроецировался перед Эйсом ехидной галлограммой. Эйс взвыл, потому что за железным блеском сетчатки неуловимого врага последовала боль его, Эйса, искристо ворвавшаяся в грудную клетку и живот.
Полуобморочный Эйс зашатался, грузно сполз на колени.
(на коленях – перед китаезой?!)
Окровавленным ртом он прокричал оскорбление – ему и рыжей стерве, и сероглазый парень приподнял его за горло.
Демон, угасающе подумал Эйс. – Демоны – они – демоны.
-Извинись, - потребовал сероглазый. – Извинись перед Рокси!
-Имел я ее!
Боль. Гибкий взмах ладонью влек атомный полураспад. Слезы текли по раскрасневшемуся лицу Туза, смешиваясь с кровью из носа.
-Извинись! – прошипел «демон».
-Тебе лучше подчиниться, - добавил второй метис. Все тем же гнусным безучастным тоном, от коего у Эйса по спине табуном скакали мурашки. Извернувшись, Туз попытался врезать – хоть раз за данную, самую позорную в его жизни драку, но «второй» перехватил его.
И холод пополз уже отнюдь не виртуальный.
Ужас размолол Эйса.
-Извини, извини, изви-нии… - заплакал главарь, ища расквашенными зенками забившуюся в угол Рокси. Он ненавидел ее, ненавидел победителей, он клялся отомстить… но не сегодня.
Сероглазый отшвырнул его, будто мешок с мусором.
-Рокси, Ледышка, - кивнул он спутникам. – Пошли домой.

Влажный от кондиционирования воздух налипал на зеркальные стены, на идеально отдраенный пол.
Эйс протопал нарочито громко. Объяснение с Хозяином его пугало, а полутемное здание-штабквартира босса навевало нехорошие мысли о спрятавшихся за углами.
С Эйса достаточно теней.
Он застыл на пороге бесконечного офиса, где весьма со вкусом была расставлена дорогая мебель и сверхсовременная техника.
-Войди, - услышал Эйс хриплый голос.
В унисон вспыхнул алый инфракрасный глаз босса Кэйно. Кэйно, считавшийся мертвым до последнего месяца, вернулся вместе с серией громких убийств, встряхнувших криминальный мир. Поползли слухи, что у и без того могущественного хозяина группировки «Черный Дракон» объявился покровитель такого уровня, что упоминать его стоило жизни.
Сам же Кэйно расплатился куда большим.
-Босс, - кашлянул Эйс.
Кэйно встал с кожаного кресла, погасил жидкокристаллический дисплей. Отсвет имплантанта заплясал по внушительной фигуре Эйса, и он сжался чуть не вдвое. Ему почудилось, что от Кэйно веет затхлым трупным запахом… или кипящей серой.
-Рассказывай, - приказал глава «Черного Дракона».
-Босс, я не… - замялся Эйс. В горле застрял противный комок. Он стиснул рукоять кинжала.
Инфракрасный луч впился в полузажившие ранения на теле Эйса, повалил сизый дымок. Эйс заорал.
-Рассказывай, болван, - сернистый выдох.
-Босс… Мы с ребятами просто развлечься хотели, ну перекинулись парой словечек с рыжей сучкой… а потом те двое как набросятся… Э-э, в смысле, мы набросились…
-А они? – Кэйно выяснил каждую деталь, прежде чем позвал к себе пешку. Но ему требовалось, чтобы слуга самостоятельно изложил версию.
-Вонючие китаезы! Дерьмо, да они просто издевались над нами! Они расшвыряли моих лучших людей, как котят! Особенно тот… - Эйс замолк, предчувствуя, что описание врагов воспримется галлюцинацией. – Босс, они не люди были. Демоны – первый дымился, что твоя сигарета, другой…
Эйс опять проглотил кисловатую слюну:
-Другой – как из морозилки вылез. Санта-Клаус хренов… Вот, - он показал запястье, где обнаруживались следы обморожения. – А дымящийся с места на место перемещался… как ее… телекинезом, а? Они мою команду отделали одной левой, даже без напряга! Босс, клянусь, демоны они!..
-Заткнись, урод, - багровый луч оставил паленое пятно на татуировке Эйса. – И выметывайся прочь.
Эйс с наслаждением послушался приказа, улепетывая затравленной шавкой. Подул на ожог, уравновесивший отпечаток ледяного бойца. Что ж, обошлось легко, он ожидал худшего.
У выхода на Эйса набросились трое, и вследствие непродолжительной стычки, неудачливая пешка осталась лежать в луже крови с перерезанным горлом. Потом «падаль» удалили. Штабквартира вновь засияла матово-темной чистотой.
Кэйно удовлетворенно кивнул: свидетеля убрали квалифицированно. Пора докладывать о результатах, выведанных использованной шестеркой.
-Это они? – обратился Кэйно к кому-то на дисплее. – Описание вроде бы сходится… Отлично. Не забудьте про мою долю!..
Кэйно растянул бесформенные губы в торжествующем оскале.

@темы: fan fiction, Путь холода

Комментарии
2007-04-28 в 15:33 

Dum spiro, spero
Саб-Зиро медитировал на некоем достаточно приличном для переполненного строениями и жителями Сан-Франциско пустыре. В отличие от Смоука, из чьей головы напрочь вылетело три четверти упражнений (под влиянием очаровательного и безбашенного общества Рокси, разумеется), он тратил большую часть суток на медитацию и тренировки. Он готовился к Смертельной Битве.
Сосредоточиться в бешеном ритме мегаполиса – сложная задача, но с уровнем ниндзя-Мастера Лин Куэй нет ничего невыполнимого. На пустырь порой забредали местные мальчишки, откровенно глазели на Саб-Зиро. Тот игнорировал зрителей.
Наконец, дневная норма отработки приемов и самоанализа была выполнена, и Саб-Зиро направился к дому.
Солнце уже висело в зените, значит, «сладкая парочка» соизволила проснуться. Ночами Саб-Зиро предпочитал уходить куда-нибудь: ему с избытком хватало четырех-пяти часов сна, а мешать любовникам он не хотел.
Рокси, раздражавшаяся от аскетичности приятеля, раза три пыталась познакомить его со своими подружками. Завершились ее альтруистические рвения таким трещащим провалом, с возмущенными звонками-жалобами в адрес Саб-Зиро, что Рокси махнула рукой.
Смоук же заметил, что любовь – подобна Посвящению. У каждого свой час.
И не всем везет так, как ему.
Вообще-то Смоуку не следовало столь пренебрегать тренировками… как бы он ни жаждал «нормальной жизни», они пока не в безопасности.
Беседовать на данную тему с Посвященным Воздуха – потеря времени. Он либо отшучивался, либо обзывал друга упертым занудой. На «упертого зануду» Саб-Зиро не обижался, признавая несомненную правоту сего эпитета, но от Смоука отстал.
Они слишком счастливы. Упражнения, напрямую связанные с кошмаром недожизни – Лин Куэй, диссонировали с его теперешним наслаждением. Жестоко – вырывать его из рая и пихать в ад.
Саб-Зиро неторопливо брел по только заполняющейся снующими прохожими улице. Сан-Франциско жил ночной жизнью, и полдень здесь – синоним утра.
Удушающая летняя жара давно спала, первая неделя сентября выдалась весьма прохладной, то есть с точки зрения Саб-Зиро – довольно приятной. Люди, кутающиеся в куртки, невольно ежились. Кое-кто фыркал вслед Саб-Зиро, считая его легкую одежду «выпендрежем» с целью демонстрации собственной идеальной фигуры. Девушки, впрочем, не фыркали, но воин Холода не замечал их в упор – тягчайшее преступление, согласно неофициальному «кодексу Сан-Франциско».
Он вошел в сквер. Под ногами шелестели первые могикане отмерших листьев. Саб-Зиро ерошил их носком ботинка. Кристальная предзимняя погода ожидания нравилась ему.
Сокровенное уединение тоже.
Он втянул свежий, чуть с горьковатой прелостью аромат сквера. Смоук бы, наверное, почуял тысячи и тысячи разнообразных оттенков (недаром выступал советчиком Рокси в выборе парфюма), Саб-Зиро же тонкостей не воспринимал… просто получал удовольствие – тихое, мирное, такое недоступное в Клане.
Сейчас «сладкая парочка» встретит его воплями, истерическим хохотом Рокси и гремящей рок-музыкой. Смоук заделался поклонником Iron Maiden и Led Zeppelin, Саб-Зиро же предпочитал мрачноватые медитативные композиции – Pink Floyd и т.д. Встретят хроническим бардаком с убежавшим кофе, подгоревшим завтраком и саркастичными комментариями. Выяснится, что скисло молоко, заплесневел сыр, и кто-то слопал последнюю пачку печенья, после взаимных обвинений подозрение падет на Саб-Зиро, и ему, безответному, придется шагать в супермаркет…
Саб-Зиро усмехнулся. Сценарий предсказуем. Ветер дует по заданной траектории, и огонь всегда рыж…
Еще несколько золотых, будто драгоценные украшения, листьев плавно опустились к ногам Саб-Зиро. Подкатила щемящая тоска.
Земля – хороший мир... но сонный и параллельно преданный суете сует. Земля не ведает об ужасной угрозе, а зловещий колдун Шэнг Цунг и тиран-Император Шао Кан планируют раздавить ее, сломать, словно изящную, но хрупкую раковину.
А его, Саб-Зиро – ждет еще и смертный бой с призраком. Но сейчас месть чудилась чем-то далеким, а память брата – светлой, без запекшейся темной кровью каймы приговора.
Ведь можно ж это – жить, радоваться… любить? Не мстить, не ликвидировать неугодных Клану… не биться насмерть, почитая каждый выгаданный день – чудом. Бесполезным, ибо смерть порой – благословение.
Можно… Смоук доказал теорему.
Но не Саб-Зиро.
Каждому свое.
На макушку приземлился особо нахальный лист клена. Саб-Зиро снял его с волос, покрутил черенок в пальцах, украсил желтую пластинку белой льдистой каймой. Он бы с удовольствием еще побродил по дремлющему скверу, но вездесущие люди постепенно заполняли его, а главное – его ждали. Те, кому он был нужен.
Нужен. Чего ж еще? Как он смеет жаловаться?
Он ускорил шаг. Улыбаясь.

…Гудящую тревожно толпу вокруг входа в их дом он заметил за квартал. Последние триста метров Саб-Зиро преодолел несколькими прыжками понимания.
Зеваки перебрасывались малоосмысленными фразами, но за слух цеплялось слово «убийство». Саб-Зиро рванулся через толпу, оттолкнув двух парней в джинсовых костюмах.
Надрывно визжали сирены «скорой» и полиции, что-то вынюхивало ФБР. Чернокожий мужчина окликнул Саб-Зиро:
-Эй, приятель! Туда нельзя!
Саб-Зиро ослушался приказа. Не заботясь о будущих сплетнях и конспирации, он кувыркнулся через человеческий рой мух, слетевшихся на стальной аромат свежей крови. Лифт оказался заперт, он помчался по лестнице.
-Нет, - выдохнул он на пороге квартиры Рокси. – Нет, нет…
Дверь снесена, крупные щепки валялись небрежно, точно на строительных лесах. Квартира перевернута до непристойности, будто вскрытый любопытными жестокими руками труп. Бурая засохшая корка окрасила сломанную статую овчарки, повсюду валялись разнообразные мелочи, наподобие дисков, жеваной пленки видеокассет и разбитой посуды.
К носку ботинка Саб-Зиро прилипли обрывки эскизов нового комикса Рокси.
(Ледышка, зацени! Правда клево, а? – Э… ну да… конечно)
Большеглазые красавицы лыбились восторженно и сардонически из-за красных следов подошв.
Он сжал кулаки.
Он не захотел делать следующего шага. Он знал, что увидит. Огромный сосуще-пустой космос уже навалился, дробя его кости, скручивая нервы мясорубкой, но последний шаг дрожал бесплотной ниточкой-надеждой.
Он шагнул.
Рокси лежала на том самом тюфяке, словно издевательски копируя первый их вечер, когда она столь уверенно объявила «Я с вами до конца». Саб-Зиро почудилось, что сейчас – тот же самый день, а происходящее – очередной кошмар, галлюцинация…
(призраки, убирайтесь!)
Реальность рухнула на него оползнем. Он сомнабулично подошел поближе.
Грудь рыжей девушки была неровно вскрыта, алые со скользкой синевой внутренности беспардонно вывалились на тюфяк. Белые вкрапления костей – ребер, даже позвоночных дисков – уродливо выпирали из сплошной раны. Ее буквально вывернули наизнанку, подобно плюшевой игрушке. Кровавые пятна засыхали на ее ложе, на полу, на потолке.
Светлые глаза неотрывно пялились на Саб-Зиро. Не упрекая, но детски-беспомощно вопрошая: «Я ведь не виновата, правда?»
Размолотое крошево техники, свидетельствующее о продолжительной драке, похоронно хрустело под ногами. Саб-Зиро бережно положил Рокси поуютнее, прикрыл ее жуткие
(провалы)
твердым от застывшей бордовой корки одеялом.
-Спи, - проговорил он сухим непослушным ртом. Слюна свернулась кислым молоком.
Поднялся и походил еще по квартире. Сейчас прибегут озлобленные полицейские, но ему все равно… надо найти Смоука. Он не сумеет похоронить их, но и не даст издеваться патологоанатомам. Он заморозит всю страшную квартиру, запечатает морозной стеной ласковой хрустальной смерти…
Трупа Смоука он не обнаружил. Вот здесь он явно дрался с кем-то… с тремя, нет, четырьмя людьми. Сражался отчаянно, вихреподобно, с яростью осужденного, но противники применили нечестный прием… ему сломали лучевую кость и обе ключицы… схватили его.
Забрали.
Чтобы добить с дальнейшими пытками.
Ногти Саб-Зиро с мерзким скрежетом царапнули оконное стекло.
Лин Куэй. Лин Куэй нашли их. Его. А Рокси – стряхнули, как соринку с костюма. Помеха.
-Не-е-ет! – взвыл Саб-Зиро, разбивая кулаком окно. Крупные осколки взметнулись сияющим солнечным фонтаном, исполосовали его вены, вросли в его кожу.
Только теперь он ОСОЗНАЛ все. И горечь его была – кувалдой, обрывом и копьями. Самым иссушающим пламенем. Горло охватила судорога, он прижал свои холодные руки ко лбу.
(почему, почему… за что? Проклят? Боги ненавидят меня… Но за что – Смоука, Рокси…? МЕНЯ обязаны были забрать, а не Смоука… а я прохлаждался, пока их убивали… я бы мог остановить убийц или умереть рядом…)
Слишком сладкая судьба – умереть. Не выйдет.
Будь ты проклят, Ледышка! – тонкий гномий голос прозвучал пародией на Смоука. Или Рокси. Я схожу с ума, безучастно констатировал его разум.
Вот и славно.
(нельзя… нельзя сдаваться… ты позволил себе чувствовать, и сердце твое – не лед больше, оно мягко… поэтому потеря тяжела, но снег тает медленнее льда. Теперь иди дальше).
-Да пошли вы к черту! – еще одно окно вытошнилось в шумный мегаполис. Сейчас сам располосованный Саб-Зиро выглядел одной из жертв, но он не ощущал физической боли, ибо внутри него царствовал ад.
Скорпион. Добрался. До. Него.
В облике его же врагов – Лин Куэй. Сравнение почти смешно.
(эй, малыш? Вот ведь каково – лишиться тех, кого любишь? Отведай из моей чаши, малыш… вино протухло и кисло разъедает оголенные проводки нервов, но пей же до дна!)
Саб-Зиро сел рядом с выпотрошенной Рокси, гладя ее жесткие от лака и крови волосы. Он сомкнул ей распахнутые веки. Он призвал Стихию, и мерцающая могила сокрыла девушку от будущего разложения. Ныне она - только стылая вода, и густые тяжкие ее капли напоят землю, травы и цветы…
Саб-Зиро запрокинул голову, гудящую и пустую. Закрыл глаза – несознающе, потерянно. Отчетливо, гораздо явственнее хаоса засохшей крови, мелькали воспоминания. Шутки Смоука, подколы Рокси…
Их легкомысленное счастье – белые ирисы. Растоптанные.
Вот и все, подумал он.
Через десять минут Саб-Зиро покинул квартиру…

2007-04-28 в 15:34 

Dum spiro, spero
Майор Джексон «Джакс» Бриггз обругал нерасторопных полицейских за то, что они пропустили кого-то на место преступления. Полицейские невнятно промычали что-то о «чокнутой» скорости нарушителя, Джакс отмахнулся.
Чудовищно кровавое убийство приводило даже его в шок. Обрывки информации, добытые из отупевших от ужаса соседей складывали пренепонятную картину. Убитая девушка, Роксана Лайт, двадцати лет от роду, несмотря на бесшабашный нрав и тягу к всевозможному экстриму, с преступными группировками связана не была, наркотиками не баловалась… Привела, правда, месяца полтора назад двух парней – с одним крутила бурный роман, второй жил «просто так». Но гости так же вели себя мирно.
«Ее жених-то? Милый мальчик… Вежливый, улыбчивый, вот только курил много», - причитала бабушка-соседка. – «Ну, другой молчаливый… но не убил бы, он не ревновал-то никогда».
Кстати, «жених» растворился, но другая соседка твердила, будто его утащили. Описать похитителей она затруднялась.
С подобной информацией каши не сваришь.
Гудела «скорая». Джакс злился на врачей: какого дьявола они торчат тут, когда девицу раскромсали рождественской индейкой? Мертвых воскрешать современная медицина, вроде, не умеет.
И где Соня пропала? Она идеально распутывала самые скверно пахнущие дела, вроде этого. Родные представления не имеют, он наводил справки – молчание…
Дурные версии Джакс гнал прочь.
Окей. Соня – «совсем из другой песни». Вернемся к нашей Роксане Лайт и якобы утащенному жениху.
Джакс искренне надеялся, что группировки типа «Черного Дракона» к кончине несчастной мангаки непричастны. Иначе – пропал ее бойфренд…
Кстати, где там третий жилец… он-то чем занимался?..
Майор недодумал логическую цепочку, когда на пороге оцепленного желто-черной клейкой лентой, схожей с дразнящим языком, дома появился зомби.
Именно зомби – иначе и не опишешь. Окровавленный, он двигался шатающейся деревянной походкой, темные глаза тускло вперились в одну точку. Декорация фильма ужасов.
Тяжело опустился на ступени, не обращая внимания на сбегающихся врачей и полицейских. Джакс поспешил к новому персонажу малоприятной истории.
Какой-то медик, помянув Гиппократа, прорвался к окровавленному парню, в чьих бесчисленных свежих порезах торчали крупные куски оконного стекла. Толстый бинт-жгут приготовился затормозить хлеставшую темную венозную жижу. Медик с воплем отдернул руки: точно коснулся глыбы льда. С недоумением подул на обоженные холодом пальцы.
«Что, дьявол задери, происходит?» - Джакс распихал врачей и полицейских.
-Ему необходима медицинская помощь! – повторял попугаем медик.
«Зомби» отсутствующе глянул сначала на врача,, потом на Джакса. Вцепился в самый здоровенный осколок, с омерзительным хлюпом вырвал его, сжал в кулаке. Кровь залила свежей порцией рубашку, джинсы, лицо… много капель попало и на окружающих.
Кто-то из женщин-зевак взвизгнул.
-Парень, - Джакс наклонился к полуневменяемому «зомби». Окей, надо привести его в сознание… неизвестно, чего уж он сотворил с врачом, но что-то тут ОЧЕНЬ неправильно… - Ты – друг Рокси?..
Тонкие губы исказились в болезненном оскале.
(ты – друг – Рокси?)
-Эй! А про ее жениха что-нибудь слыхал?
(«жениха»… да… мы убегали от нашего рока, но его – настиг, а я все еще жив… все еще жив).
Он соскользнул со ступеней. Его тщились задержать… бесполезно, вскрикивали от запредельного холода. Точно горе отсекло все чувства его, и теперь он распадается… отравляя других своей болью.
И холодом.
-Твою мать! – выругался Джакс. – Я – не Малдер! Мне не нужны «секретные материалы» и замораживающий всех урод!
Он побежал за медленно удаляющимся «зомби». Алая дорожка виляла за ним. Удивительно, что он до сих пор не отключился, ведь потерял не один литр животворной жидкости.
Он замер в нескольких сантиметрах от цели.
(не трогай его, Джэксон Бриггз)
«Зомби» уходил прочь. Полицейские наперебой докладывали, что в нем стопроцентно опознали второго жильца Роксаны Лайт, но Джакс не смел гнаться за теоретическим подозреваемым.
Внезапно тот исчез в бледной фиолетовой молнии. За коей через полсекунды последовал гром.

2007-04-28 в 15:34 

Dum spiro, spero

Потребовалось несколько минут, чтобы сфокусировать взгляд. Непослушные, словно у наркомана, зрачки дернулись в конвульсии. С риском выткнуть глаза обломками стекла, торчащими из предплечий, точно игры дикобраза, он прикрыл лицо.
Ярко. Без крупинки тени. Будто на операционном столе.
(оставьте…)
-Не отворачивай лицо твое, - голос был везде, не исходил от какого-то конкретного места.
(оставьте меня…)
-…В покое! – крикнул он. Слепящее «нигде» спроецировалось в рослого, на голову выше самого Саб-Зиро, человека. Он носил странную одежду и коническую шляпу. В глазницах же сконцентрировалось всемогущее сине-белое свечение. Саб-Зиро узнал его. Не-человека. Бога.
-Что ты хочешь от меня, Рэйден? – Саб-Зиро отвернулся от такого всесильного, властного сияния. Вот она – Стихия без примесей, Сила – без инкрустации слабости смертных. Ну а он-то причем?..
-Лицо твое – тьма, и в душу твою закрался сумрак, - сказал Рэйден. – Но не забывай, ты Избран Богами для Смертельного Боя, и это – предназначение твое.
-Избран. Да. Чудесно, - Саб-Зиро с несвойственной ему яростью рванул из истерзанного тела несколько ломтиков, когда-то бывших окном. – Избран. А если мне ПЛЕВАТЬ на Шао Кана и Шэнг Цунга… если я не желаю участвовать в Турнире? Твои Боги отобрали у меня всех, кто был дорог мне!.. И чем они лучше тирана-Императора?
-Горе отравило разум твой, Посвященный Холода. Позволь же твоей Стихии вернуть тебе самообладание. Ты – ниндзя, воин, а не плакальщица.
Саб-Зиро захохотал:
-Еще лучше, Рэйден. Спасибо, что неврастеником не обозвал… Только, знаешь ли, я – человек. Всего лишь смертный… Всего лишь. У меня был лучший друг – теперь он мертв, у друга была Любовь – теперь она – пригоршня талой воды – где справедливость, о мудрый бог?!
Взор Рэйдена ожег Саб-Зиро с головы до ног:
-Не тебе судить о справедливости, Саб-Зиро, Посвященный Холода, ибо деяния Древних Богов – изначально благи, и нет изъяна в них, в тебе же говорит гордыня.
-Гордыня?! Нет… Моя вина – в том, что не уберег их. В том, что впутал в петлю смерти… Да, я признаю. И никогда не прощу себе этого, Рэйден, - он закусил губу. – Рэйден… я не хочу участвовать в Турнире. Я – отказываюсь. Я вернусь в Китай и убью всех Лин Куэй. По очереди. Я не стану вызывать их на дуэль, они предали Честь, пусть и от меня не ждут благородства. Я заставлю их страдать, - глухо, тяжело выговаривал Саб-Зиро. Из порезов сочилась кровь, и ему чудилось – это льдистое марево, что пожрет убийц Смоука и Рокси. Да свершится. – Я бы Охотился и на Богов, если б сумел дотянуться…
-Достаточно, Посвященный Холода, - остановил Рэйден. – Ради памяти брата твоего, преодолей теперешнюю боль.
Внезапно тон Рэйдена сделался мягче – не грохот грома, а шепот человека. Друга.
-Поверь мне, Саб-Зиро, я ведаю, что есть мука и смерть, предательство и потеря близких. Но ты не вернешь их ни вековечным трауром, ни бессмысленной жестокостью. Ты великий боец, но и тебе не под силу противостоять целому Клану и Богам. Да и не нужно это…
-Тогда – что мне делать, Рэйден? – выкрикнул Саб-Зиро. – Оставить так?!
-Всем воздастся по деяниям их, - невесело усмехнулся Рэйден. Будто повторял чьи-то умные слова… но не слишком доверял им. – Тебе – Турнир, защита Земли.
-А как же Клятва? Я поклялся мстить… Скорпиону, Лин Куэй…
-Древние Боги рассудят, Саб-Зиро. Я не имею права отвечать тебе…
Он замолк. Саб-Зиро тоже. Гигантская медуза усталости растерла его в щупальцах, атрофируя мысли, чувства… Он так устал. Он разбит – не склеить… лед нельзя склеить, и бессмысленно собирать осколки.
(я все еще жив)
Зачем? Глупо… если бы он погиб вместе со Смоуком и Рокси – как бы проще все стало. Смерть решает самые трудные задачки, у нее на все готов идеально точный ответ.
(я – должен жить)
Не из-за приказа Древних Богов. Бунтарь Саб-Зиро послал бы и самого Тьена к Шэнг Цунговой бабушке, но Турнир…
Не во имя смерти – но спасения.
Но – почему он?!
-Почему – я?!
-Подойди сюда, - позвал Рэйден. Сквозь туманное «нигде» Саб-Зиро последовал за богом.
-Смотри, - произнес тот.
Саб-Зиро смотрел. В пустоту. Она неторопливо загустела, извиваясь спиралью. Открылся вид на Землю из космоса.
-Ну и что? – безучастно пожал плечами Саб-Зиро.
Видение сфокусировалось на каком-то густонаселенном районе. Люди, много людей, мегаполис кипел аналогично Сан-Франциско. Молодая женщина ведет за руку дочку с салатовым бантом в белокурых локонах, стайка тинейджеров шумно обсуждает новую компьютерную игру. Влюбленная парочка, таясь от посторонних взглядов, украдкой целуется. В сквере, столь схожем с осенним парком Сан-Франциско.
-Ты желаешь им смерти? – отдаленный гулкий, будто из колодца, риторический вопрос.
-Нет. Мне все равно.
-Смотри.
Другая картинка. Спокойные леса, умиротворяющая прохладная зелень, уже расцветившаяся осенней модой. Лес живет его неприметной, отстраненной и необходимой всему живому, судьбой. Зачастую – не пересекаясь с людьми.
Рябь на поверхности огромного озера хрустальна, позванивает тонкой игристой мелодией.
-Ты хочешь, чтобы это исчезло, обратилось мертвой пустыней?
-Мне… все равно.
Щелк. Китай, безошибочно определил Саб-Зиро. Храмы богов и мудрецы, хранящие древнее Знание, столь непохожее на летальное искусство Лин Куэй. Пожелтевшие от времени фолианты подобны святыням в благоговейных руках учителей – и восхищение переливается слезой в распахнутых глазах учеников. Мудрость не умрет, пока есть это.
(мне… все… равно)
Царство вечной мерзлоты, печальной фиолетовой ночи. Безмолвное и белое, не нарушаемое ничьим вторжением. Исполинские ледяные сталагмиты растут из навеки уснувшей земли … но и здесь есть жизнь. В бархатном море виляют хвостом рыбки и диковинные существа…
(нет… даже там я не буду счастлив… я изменился, холодное уединение – не наслаждение более)
Снова город. И девушка, одинокая, похожая на стебель травы. Она кого-то ждет, и внутри ее – трепетное предвкушение счастья. Девушка рыжа, точно Рокси. Внезапно с балкона спрыгивает гибкий юноша с темно-платиновыми волосами. Объятия.
(они так похожи на Смоука и Рокси…)
-Рэйден! – отвернулся от «экрана» Саб-Зиро. – Но – при – чем – здесь – я?!
Уголком глаза он схватывает ПЕРЕМЕНЫ, что корчатся, подобно плазме, а его мир – бумага в пепельнице. Орды неназванных, жутких тварей в магме и ураганах ломают стены Мира, растаптывая все…
…зеленый детский бант так пурпурен от крови…
…в обломках небоскреба бьются непонимающие, схожие с червями тела тех, кто только что был счастлив…
…лес выгибается в предсмертной агонии пожара…
…мерзлое уединение булькает кипятком, а верещащие твари наводняют его…
…книги горят, сопровождаемые смехом вторженцев, какой-то скелетоподобный монстр нанизывает мудреца-книжника на копье, и тот, едва вздрогнув, умирает – тихо, недоуменно. Рядом валяется отрубленная голова восторженного ученика…
…и столь остекленело распахнуты невидящие зрачки рыжей девушки…
(Рокси!)
-Рокси! Смоук! Нет… - Саб-Зиро отшатнулся от сна, неожиданно мутировавшего в кошмар. Съежился на «полу».
-Ты в силах предотвратить вторжение Шао Кана, хотя несколько городов уже захвачены.
-Что?!
-Место Смерти – не одно. Это раковая опухоль, она разрастается и поглощает все здоровые клетки. Тебе бы следовало торопиться.
Саб-Зиро глотал ртом безвкусный воздух. Решение принято за него, кто говорил о свободе выбора? Какая издевательская шутка.
Смоук. Рокси. Я иду на Турнир.
-Ты мудр, Посвященный Холода, и твои друзья гордились бы тобой. Теперь иди же к Храму Ордена Света и присоединись к остальным Защитникам Земли.
Саб-Зиро кивнул.
-Нет, подожди, - задержал Рэйден. – Позволь вылечить твои раны.
Саб-Зиро снова рассмеялся. Вот ведь как – сам Бог Грома будет его целителем… тех повреждений, что он, как суицидник, нанес себе, бессмысленно тщась облегчить страдание от потери.
Что ж. Вот символ.
Ты-должен-перешагнуть-и-идти-дальше. Так начертано.
Приятная прохлада, слегка искрящая электричеством, коконообразно окутала его. Саднящие порезы закрылись. Он втянул пахнущую озоном серебристо-голубую ауру…
Иллюзии рассеивались.
(я готов к Битве, Рэйден)
Кинжалоподобное страдание выскользнуло из его души, словно энергетическое исцеление Рэйдена прикоснулось и к духу, остановив и это кровотечение. Осталась тоска-память… глубинная, грустная, лучисто-платиновая… и подталкивающая продолжать его Путь.
Путь Посвященного.
Путь Избранного.
А Проклятье – пускай провалится в Не-Мир!..

(конец первой части)

2007-05-02 в 21:57 

Dum spiro, spero
Часть 2. Смертельная Битва. Глава 1

Лю Кэнг потерял счет дням с тех пор, как, вернувшись победителем с Турнира, обнаружил Храм Света в руинах. Гнев и ненависть, боль и нежелание принять правду опалили его мозг, кожу и дух.
Сказать, что он выдержал идеально – погрешить против истины. Он рассеялся.
Он ринулся бы в новый, алогичный бой-месть, но ему приказано: Жди. Час еще не настал, прими же испытание достойно Воина Света.
Он подчинился.
Приходил Рэйден и Кунг Лао, якобы потомок самого Великого Кунг Лао… их слова блестели драгоценными алмазами, колючей россыпью. Лю думал, что алмазы в гниющей гангрене – это не красиво. А больно.
Бриллиантовая пыль врезается глубже.
Покорность и умение принять жребий не относились к достоинствам Чемпиона… недаром, Шэнг Цунг поймал его именно на самую горькую и безотказную приманку – смерть Чена.
Лю перебирал остывший пепел, складывал из углей пирамиды. Он напоминал ребенка, играющего в песочнице… или маньяка-фетишиста, окончательно порвавшего с объективно происходящим.
Потом – о, гораздо медленнее, чем это можно выразить пересказом – разрывы затянулись. Он успокоился, вспомнив наставления мудрецов, всегда держать «я» и мысли в равновесии с самим собой.
Кунг Лао помог родичу, но по мере того, как душевная мука зарубцовывалась, являлся все реже. Как-то сообщил: «Готовься к следующей Смертельной Битве», да намекнул об угрозе со стороны Шао Кана…
В последние, прохладно-осенние, моментально порыжевшие дни он не являлся вовсе. Впрочем, Лю Кэнгу уже не требовалось выходить из транса не-жизни. Он победил еще одного противника. Себя.
В тот вечер Лю предчувствовал: настороженно-размеренное его существование на территории потерянной китайской деревушки завершается. Наитие велело ему спешить к руинам Храма.
Там его ждали.
Человек, встретивший Лю Кэнга, показался смутно знакомым Чемпиону Смертельной Битвы. «Откуда?», - удивился он, и не нашел ответа.
Не знаком. Похож на кого-то.
Пришелец сидел у ручья, когда-то чистого, освященного, теперь – забитого пеплом и черной угольной крошкой, погрузив в оскверненную влагу тыл ладони. Лю хотел спросить «полунезнакомца», кто он вообще такой и что здесь делает… и мельком глянул вниз.
Ручей подернулся коркой инея, хотя температура держалась явно плюсовая.
Так.
Столп пламени, похороненного под медитативно-отстраняющим насильственным успокоением, вырвался из темницы. Лю Кэнг принял боевую позицию.
-Я думал, ты умер, прихвостень Шэнг Цунга, - выкрикнул Чемпион. Снова Шэнг Цунг. И его дрессированный пес, жуткий Замораживатель, с которым Лю пришлось столкнуться, и которого вроде прикончил другой монстр – ниндзя-скелет Скорпион. Зло, оказывается, бессмертно. А Храм Света – нет.
-Приветствую тебя, Лю Кэнг, - традиционным поклоном обратился к Чемпиону Мастер Холода. – Но ты не прав, дав определение мне. Я враг Шэнг Цунга.
-О да, разумеется. Ты придушишь любого - ради того, кто сунет больше денег… или просто для развлечения! – отрезал Лю Кэнг. Он уже прикидывал преимущества и недостатки противника.
(это нечестно – биться с ТАКИМ врагом вне Турнира!)
Но осквернять останки Храма Лю не позволит.
-Я прощаю тебе оскорбление моего брата, Лю Кэнг, - выражение лица ледяного ниндзя, почему-то на сей раз не надевшего маску, не менялось. – Но впредь сдерживай язык.
(брата… их что, еще и несколько?!)
-Ты ведь – Саб-Зиро?!
-Да. Так меня называют. Но я не тот, кому противостоял ты на Турнире.
Лю Кэнг убрал со лба прядь волос.
-Значит, убитый Скорпионом – твой брат? А ты…
-Избранный для Турнира, так же как и ты, Лю Кэнг. Защитник Земли.
-Ха! Так я и поверил! Лин Куэй триста лет работают на зло… впрочем, они работают на кого угодно, лишь бы платили!
Саб-Зиро мигнул. Первый жест мимики за всю беседу.
-Я больше не Лин Куэй, - негромко проговорил он. – И достаточно об этом. Рэйден поручил мне разыскать тебя и остальных Защитников: время Сбора пришло.
Лю Кэнг всмотрелся в лицо врага… не-врага. Союзника. Уродливый шрам, пересекающий правую часть лица, докладывал о многом: Лю слышал – такими, магически незаживающими – метят отступников в Кланах, подобных Лин Куэй.
Что ж. Саб-Зиро не лгал.
-Прости, - опустил глаза Чемпион. – Прости, что заподозрил в тебе врага.
Саб-Зиро не среагировал.
Лю Кэнг обернулся к руинам. Почему-то злоба, заросшая полынь-травой и лишайником искусственного забвения, снова воздвиглась. Злоба – пламя, что прожигает любой самообман.
Турнир откроет карты. Турнир выхлестнет и огонь, и лед… Лю осознал, что не один он ищет расплаты, справедливости…
(ну хоть что-то ж должно быть на этом чертовом Турнире, кроме боли и смерти?!)
Саб-Зиро возвышался безмолвной неподвижной фигурой в паре метров от Лю. Он ждал. Он в свою очередь думал о Смертельной Битве, о брате, не вернувшемся с первой. О себе.
(и о том, кто обещал последовать – но не сумел… не по своей воле)
Он провел рукой по щеке. Шрам напоминал о всяком, но чаще – о Смоуке. Он скомандовал себе не открывать данную дверь, ибо она сходна с коростой язвы.
А еще он изучал Чемпиона.
Лю Кэнг. Имя, звучавшее ругательством в устах Глав Клана. Сам Саб-Зиро никак прежде не относился к Чемпиону – вследствие малоэмоциональности и нежелания делать каких-либо выводов без личного опыта. Теперь же он симпатизировал молодому Посвященному (или просто – воину?) Света. Саб-Зиро воспринимал Свет – непримиримой самоуверенной Стихией, но сей юноша сумел признать свою неправоту. Следовательно, он не один из героев-в-белых-доспехах - палачей, лишенных сомнений – и совести, уверенных, что «дурную траву рвут с корнем», а оступившемуся кара – гибель. Он не судия. Живой. Человек.
А еще - его дух так же затронут тлением горя.
Разрушенные, осевшие колонны, некогда горделивые и прекрасные, объясняли темную расщелину в Воине Света.
Лю переживал потерю гораздо более явно, ярко и негасимо, чем он, Саб-Зиро… Аловатые, подобно закату, лучи сочились из растерзанной
(где – справедливость?!)
души. Саб-Зиро осязал их. Наверное, потому что испытывал аналогичное.
На Смертельную Битву не призывают счастливых. Так сказал ему Крыло, Мастер Левитации – когда брату пришло изукрашенное виньетками приглашение. Не завидуй. На Смертельную Битву счастливых не призывают.
Он и не завидовал.
Зато теперь сам идет этой дорогой.
-Ну, пошли, а? – Лю Кэнг неправдоподобно уверенно отвернулся от руин. Явно выкрикивая: «Не оглянусь!».
Саб-Зиро кивнул.

2007-05-02 в 21:59 

Dum spiro, spero
…Они брели через сонную деревушку, через невысокие горы, поросшие ельником и какими-то кисло пахнущими кустами. Лю Кэнг, смущенный обществом теоретического врага в качестве союзника, пытался загладить грубость разговором, но быстро сообразил: собеседник из Саб-Зиро – никудышный. Очевидно, экс-Лин Куэй почитал слова чем-то вроде неприятной необходимости и избегал их со всем рвением.
-Рэйден сказал, что встретит нас?
-Не знаю, - задумчиво ответил Саб-Зиро. – Вряд ли. Он ведь бог.
-Я не собираюсь плыть на Шимуру на Шэнг Цунговой калоше, - объявил Лю. – Или что-то в таком роде!
-У нас есть выбор?
Лю Кэнг проглотил остаток фразы. Убийственная (ледяная!) логика. Потрясающе.
-Кстати. Тебе известно, что Шэнг Цунг жив? – Лю Кэнг обогнал Саб-Зиро. По его мнению, можно и ускорить темп, размеренная неторопливость движений Саб-Зиро диссонировала с ответственностью момента. – Император оживил его.
-И это уничтожило твой подвиг? – издевки не прозвучало. Вопрос, лишенный оттеночной окраски.
-Плевать на титул Чемпиона, плевать на подвиг… Негодяй вновь ворует души, Кунг Лао показывал мне города… кое-где уже не осталось никого, и их заполонили порождения Внешнего Мира.
Саб-Зиро вспомнил о Месте Смерти и «картинках» Рэйдена. Наглядная демонстрация подействовала и на него, чего уж говорить о впечатлительном воине Света…
-Для этого Боги и Избрали нас, - Саб-Зиро с кошачьей ловкостью слез с отвесного края оврага, слишком высокого, чтобы просто спрыгнуть. Внизу открывался вид на речушку, потоки воды вели к водопаду и гроту внутри него. Саб-Зиро смутно припомнил инструкции Рэйдена: кажется, сюда.
Лю последовал за ним. Его координаты совпадали. Кунг Лао упоминал о гроте, точно.
Холодная вода заставила его поежиться, он с обидой посмотрел на Саб-Зиро, коим данный «душ» воспринимался чуть не кипятком. Капли, попадая на тело Посвященного Холода, застывали. Стуча зубами, Лю мужественно зашагал под речным водопадом.
Внутри грота вросла в недра планеты дверь. Каменная, застланная зеленым мхом и ракушками. Суетились мелкие рачки.
-Ты предлагаешь сдвинуть эту глыбу? – с сомнением перевел взгляд с десятитонного валуна на себя и спутника Лю Кэнг.
-Я не знаю, - ответил Саб-Зиро.
-Но у нас нет выбора, - закончил Лю. Впрочем, Рэйдену он доверял безгранично.
Они одновременно прижали ладони к скользкому камню, и тот поддался неуловимому усилию извне, рассыпаясь песчаной, сухой крошкой.
-Магия, - прокомментировал Саб-Зиро, запрыгивая в открывшийся проем.

«Стоило ли покидать город, чтобы возвратиться сюда?» -
Саб-Зиро узнал Сан-Франциско моментально. Они спроецировались в противоположном конце его – фешенебельном, обиталище не бедных комиксистов, а избранных Фортуны, но очертания слишком черными руническими письменами отпечатались в нем.
Он незаметно для Лю вздрогнул.
Сосредоточился на задании.
Мелькали дорогие автомобили, несхожие с обшарпанно-нахальной «тойотой», чужие, лакированные.
Лю Кэнг выразительно фыркнул. Инстинктивная неприязнь к «важным шишкам».
-Нам тут не рады, - с отвращением к вызывающе-богатым машинами, домам и палисадникам выдал Лю. – Хотя, я догадываюсь, за кем мы заявились… А, ты мистера Суперзвезду не встречал, не так ли?
-Нет.
Саб-Зиро подсчитывал шансы проскочить незамеченным в мощно снаряженные сигнализацией и собаками дома. Не так и сложно, для него, во всяком случае. Но проверять каждый особняк?..
Что за дурацкие шуточки в виде перманентной телепортации из Китая в Америку?
Вместо ответа Лю выскочил на середину трассы, наперерез очередному приземистому изящному «ягуару». «Ягуар» завилял, сбиваясь куда-то в чужой забор, Лю же снова кинулся навстречу.
Шины высекли из отмытой шампунем улицы сноп искр, и «ягуар» наконец-то остановился. Из машины с явным намерением начистить физиономию всем подряд показался один из тех, кого терпеть не мог Смоук – смазливый парень в модельном костюме и невообразимых по стоимости солнцезащитных очках (зачем они ему понадобились ночью, не понял даже недолюбливающий солнце Саб-Зиро).
-А, мистер Суперзвезда! – осклабился Лю. Он сложил руки на груди, изо всех сил демонстрируя, что «Суперзвезда» ему и в подметки не годится.
-Ты?! Какого ты потерял в Фриско? Что, опять Шэнг Цунг выполз!? – челюсть владельца умопомрачительных очков медленно съехала вниз по вертикали.
-Да, - присоединился Саб-Зиро, надеясь предотвратить лишнюю драку. На всякий случай.
Парень соизволил снять очки.
-Это еще что за чучело? – данное определение, несомненно, относилось к Мастеру Холода. – Кто-нибудь мне объяснит, что за дерьмо…
-Шэнг Цунг. Вернулся, - по слогам повторил фразу Саб-Зиро. «Чучело» он пропустил мимо ушей, зато его мнение о данном Защитнике Земли оставляло желать многого.. Киноактер?.. Сомнительно, что он заслужил право быть Избранным.
(боги не ошибаются)
Отлично.
-Дошло? – съязвил Лю Кэнг. – Или переводчика позвать?
-Эй, ты, монах Света или как-там-тебя! – завелся «звезда». – И ты, кто бы ты ни был, мне дела нет до потусторонних разборок, так что проваливайте в свой Китай! Если гоняетесь за автографом Джонни Кейджа – получите, и валите… Мне хватило первого раза, я не хочу больше ни скелетов со змеями в лапах, ни четырехруких огров, ни колдунов! Шоу закончено, ясно?!
Саб-Зиро и Лю Кэнг приблизились к Джонни Кейджу.
-Мы не шутим, - сказал Саб-Зиро. – Шэнг Цунг вернулся вместе с армиями Шао Кана. Они пробуют захватить Землю, и мы обязаны противостоять им.
Джонни поперхнулся. Быстро-быстро переводил взгляд с одного пришельца на другого, словно надеясь, что они растворятся в ночном воздухе болотными огоньками. Напрасно.
-Шоу продолжается бесконечно, - протянул Джонни. – Но у меня завтра съемки, фильм горит, в него миллион баксов вбухали – представляю, что выскажет мне агент, если я опять исчезну к дьяволу на рога…
Он умоляюще воззрился на Лю Кэнга, тщетно надеясь, что надоедливый китаец провалится куда подальше…
-А, ладно. Повеселимся. Ну, снова плыть на той дырявой лодчонке?
-Вот что, Джонни. Едем к океану, а там видно будет. Шимура не имеет постоянного места, она существует вне измерений, - объяснил Лю Кэнг.
-Залазьте, - хмуро распахнул полированную дверцу «ягуара» Кейдж.
Некоторое время они ехали в молчании. Позади остались дорогие районы, окунулись в джунгли многоэтажек.
Саб-Зиро отвернулся: они проезжали мимо дома Рокси.
– Да, Лю, а все-таки – кто это с тобой? – прервал паузу Кейдж.
-Саб-Зиро младший, - невинно сообщил Лю.
«Ягуар» отвратительно заскрипел, поскольку Джонни выпустил руль из рук, они описали спиралевидный вираж, едва не врезались во встречный «джип».
-ЧТО?! Лю, засунь свои идиотские прикольчики…
-Он не лжет, - несколько устало произнес Саб-Зиро: сколько еще Избранных будут сходить с ума при упоминании его имени? Наверняка, брат неплохо напугал их… Что ж, это он умел. – Но я на вашей стороне.
-Окей. Окей. Считайте, что я заткнулся! – Кейдж пнул педаль, словно в ней сосредоточилось мировое зло. – Чертов ледяной кубик теперь в нашей компании, очаровательно… Мир сдвинулся с места, кажется, так говорил парень в той книжке…
(о да, ты прав, «мистер Суперзвезда»… Место Смерти и гибель Смоука с Рокси – тому свидетельство…)
А еще – руины Храма Света.
Твоя же беда в постоянном поиске себя, ты – крупинка золота в пустыне, и ты пытаешься доказать остальным песчинкам подлинную сущность. Постоянно доказываешь, сражаясь дуэлем с целой Вселенной. Это тяжкий труд, «мистер Суперзвезда»…

2007-05-02 в 21:59 

Dum spiro, spero
-Опа, а тут еще чего? – снова затормозил Кейдж, на сей раз, не нарушая правил безопасности и дорожного движения. Замечание относилось к заторможенно бредущему человеку в форме охранника. «Охранник» был увешан разнообразным оружием, но выглядел, словно удрал из пасти марсианского чудища.
Или из лап Императора.
Лю Кэнг выскочил из «ягуара» первым, преградив путь потерянному. Тот отсутствующе посмотрел сквозь Лю, невидяще, мертво.
-Снова демоны, - прошелестел он. Мускулы на шее и плечах незнакомца вздулись, он выхватил винчестер. Огонь на поражение, ибо зло раскрошило его до фундамента.
-Какие проблемы, приятель? – имитируя южный акцент, поинтересовался Кейдж.
Саб-Зиро же почуял, ЧТО случилось с «потерянным». Место Смерти. Картинки Рэйдена – не фантазии, и раковая опухоль метастазирует в самые здоровые участки…
-Демоны ушли, - мягко произнес он, проводя холодной рукой по лицу странного человека. Тот вздрогнул, поморщился…
-Целый. Город. Был, - воскресшие на полсекунды зрачки потонули в облачной безысходности. – Адские твари. Слетелись в город. Сквозь дыру в небе. Люди… умерли все. Кишки вылезали через глотки… и блестели, как светлячки. Я остался.
-Значит, ты Избран, - Лю Кэнг зачарованно повернулся к Джонни и Саб-Зиро. – Он – еще один, так? Рэйден приказал собрать, и вот…
Джонни протянул незнакомцу металлическую флягу. Тот глотнул, скривился… и выражение лица обрело осмысленное выражение. Не маска-фотография гекатомб.
-Кертис Страйкер, - представился он, заливая в горло новую дозу содержимого фляжки. – Специальная охрана…
Он закашлялся.
-Мы с ребятами давно сообразили, что дырка та не к добру. Тьфу, да дело с самого начало воняло сортиром, но потом эта дрянь открылась… Как, - он запнулся, подбирая точное слово. – Как вырвало небеса на нас, вот. И оттуда мерзость тучами повалила, горгульи разные, горбатые чудища… Они людские души слопали, давились и жрали их, прямо - свиньи из корыта... За полчаса всех… только меня не тронули.
Кейдж пригладил прическу. Саб-Зиро сжал кулаки.
Лю Кэнг, захлебываясь и путаясь, пересказал новому Избранному историю Смертельного Боя и их миссии.
-Император, значит, - нехорошо повел скулами Страйкер. – Император… я эту сволочь голыми руками придушу. Он заплатит – за Хелен, за Сьюзи… за Майка…
(семья, жена и дети… у него была все, а теперь – распухшие трупы… и ты осмеливаешься упрекать богов, якобы несправедливо поступили с тобой, Саб-Зиро?)
-Заплатит, - кивнул Посвященный Холода. – Но пока сдерживай себя, и просто выполняй свой долг.
-Ишь как заговорил, сосулька фигов, - в сторону заметил Кейдж. Лю пихнул его в бок. Джонни нарочито громко предложил всем занять места.
Вихрь огней, рекламы и зазывных лозунгов плясал, твердя «жизнь – прекрасна». Доносился не обремененный трезвостью смех и женские голоса. Ближе к океану, его влажный аромат перебил резкие миазмы парфюма, алкоголя и бензина.
Сан-Франциско наотрез отказывался признать существование иных миров, врагов – помимо исламских террористов, и бед – иных, кроме астрономических проигрышей в казино.
Саб-Зиро остро воспринял его – их – неправильность. Избранные Древними Богами… на ритуальный Турнир за обладание затерянной в космосе планеткой – бессмыслица. Он - Лин Куэй, его место – среди Охотников, и сейчас ему следовало бы скользить на очередное задание.
Происходящее выглядело фарсом, они – шутами. Сан-Франциско не верил в Стихии, колдунов и вековечную Битву.
Исполняй свой долг.
Кейдж болтал со Страйкером, вполне пришедшим в сознание. Лю изредка вставлял замечания, большей частью, беззлобно переругиваясь с «мистером Суперзвездой».
Саб-Зиро же снова – один. Даже среди Избранных, Защитников.
Он подумал об океане. Океан – символ тех, кому нет пристанища среди себе подобных. Океан – это одиночество.
Он прильнул ладонями к тонированному стеклу, и его покрыли фантастические, сюрреалистичные узоры. Чем-то схожие с морскими волнами.
-Эй, не порть мне машину, - раздалось с водительского места. – Эти стекла стоят гораздо дороже твоей замороженной задницы!
-Заткнись, - посоветовал Лю. – А то он тебя превратит в кусок мороженого мяса!
-А ты чего – защищать его вздумал?
Страйкер моргнул. Ему уже доложили об особых способностях каждого из присутствующих, и он отодвинулся от Саб-Зиро – на всякий случай.
Лю Кэнг и Джонни снова занялись взаимной перебранкой. О двоих других позабыли.
-Слышь, - Страйкер ткнул в еще не растаявшие узоры. – А как ты это делаешь?
-Я – Посвященный Холода, - тоном «понятно-и-придурку» сказал Саб-Зиро.
-А, - поскреб затылок Страйкер. Он увеличил расстояние еще на пару сантиметров. – Ребята, а за нами – хвост.
Джонни соизволил отвлечься от посылания Лю. Зеркало заднего вида подтверждало опасение Страйкера. Кейдж ругнулся.
-ФБР, - наметанно определил Страйкер. – Вы случаем, не убийцы какие, а?
-Предположим, - буркнул Саб-Зиро. Не волнуясь, впрочем: ни ФБР, ни Интерполу отродясь не удавалось выйти на Лин Куэй, и он подозревал, что подобные организации сами не раз выступали заказчиками. Рука руку моет.
Кейдж в очередной раз остановил «ягуар», громко заявляя, что его номера наизусть выучили даже дворняги, не то, что копы, а проблемы ему ни к чему.
Из неприметного «форда» показался знакомый Саб-Зиро чернокожий мужчина. Тот, что расспрашивал его после убийства Рокси. Мир тесен.
-Привет, приятель, - высунулся из окна Кейдж. – Ты за автографом, верно? Только давай побыстрее, я сегодня малость занят…
-Майор Джэксон Бриггз, Особый Отдел, - сухо отрекомендовался коп. – По моим данным у вас скрывается подозреваемый в убийстве Роксаны Лайт.
-Сбрендил?! – взвился Джонни.
(в убийстве? В убийстве… как же непроницаемо тупы эти американские полицейские… будто вся их техника – кривые зеркала…)
Саб-Зиро едва не рассмеялся – с горечью морской воды… или неродившихся слез.
-Вы ищете меня, майор? – тихо спросил он.
Джакс раскрыл рот. Вот так номер, он-то надеялся, что поступивший анонимный сигнал – вранье, поехал исключительно ради очистки совести. А тут и впрямь это… ходячее паранормальное-явление. Удивительно, что он не окочурился – живого места не было.
Расследование дела Роксаны зашло в самый застойный тупик, затхлый, точно вода в лягушачьей луже – а останки ее невообразимо превратились в талый лед. Единственная зацепка – «второй жилец». Таинственнейшая личность – без имени, без прошлого, безнадежнее - только «жених» мисс Лайт. Сама Роксана именовала обоих дурацкими «никами», что вполне в стиле умершей, не тем будь помянута…
-Тебя, тебя! – рявкнул Джакс. Саб-Зиро покорно хлопнул дверцей машины, они остались снаружи. – Говори.
-Что?
-Кто ты, кто твой приятель и как ты замешан в деле Лайт. Слышь, панк, я все из тебя вытащу – не таких «кололи»!
-Я не убивал их. Вам известно это, майор Бриггз. А теперь – позвольте мне идти.
Джакс взорвался. Клятый панк еще и водить за нос его будет?! Игнорируя кодекс, он попытался схватить странного парня за подбородок…
Словно коснулся айсберга.
-Святое дерьмо! – выругался Джакс, отдергивая пальцы. – Кто – ты – такой?! Инопланетянин? Ведьмак? Сатана?! Кто?!
Саб-Зиро молчал. Игра в гляделки: кто сдастся первым. Джакс явно проигрывал застывшим зрачкам «сатаны». Из «ягуара» выпрыгнул еще один китаец, и что-то зашептал на ухо Мастеру Холода.
-Избранный? Он? – вздернул рассеченную шрамом бровь Саб-Зиро. – Полицейский? Воистину прихоти богов неисповедимы…
-Садись к нам, - приказным тоном объявил китаец.
-Я – к вам? – Джакс понимал гораздо меньше, чем в памятный день гибели Роксаны. – Да что происходит?!
-Садись уже! – раздраженно воскликнули из «ягуара»
Джакс подчинился.
В третий раз за ночь Лю Кэнг излагал историю Смертельной Битвы, попутно свою, Саб-Зиро, Кейджа и Страйкера. Джакс помянул Малдера с «Секретными материалами» и вывел, что переплюнул легендарного фэбээровца.
А еще он думал о Соне. Предчувствуя, что ее исчезновение как-то связано с безумной историей с участием параллельных вселенных, колдунов-душепохитителей и отнюдь не христианских богов.
-И я обязан участвовать? – задал единственный вопрос Джакс.
-Да, - одновременно ответили Саб-Зиро, Страйкер, Лю Кэнг и Джонни Кейдж.
-Окей. Я готов, - майор откинулся на кожаную спинку сидения.
«В этом и сущность Избранного. Он принимает известие как должное, наверное, потому, что ожидал его».
Саб-Зиро узнал тот самый риф, где он впервые встретился с океаном. Судьба кольцеобразна.
-Приехали, - объявил и Лю Кэнг.
Он помчался к отражающей звезды и растущую луну глади, словно алча погрузиться в нее. Он стал у кромки прибоя, и волны игриво лизали его башмаки.
-Ну же! На сей раз – без лодок!
Все столпились на берегу, в паре дециметрах от Лю. Он не ошибается, - объемно, трехмерно осязали они.
-О черт, - мученически простонал Кейдж. – Опять вонючий Турнир… А шел бы он…
Он показал неприличный жест шелестящей бездне тьмы.
Джакс и Страйкер хором вздохнули. Ни тот, ни другой не горели желанием драться насмерть с монстрами Внешнего Мира, но цель… цель вела их, и отступить с узкой линии – запрещено.
Саб-Зиро спустился к пляжу последним. Он растягивал пред-вхождение. Звезды и океан ждали, и от него зависело чересчур многое…
Брат. Смоук. Рокси.
Мертвые живы, пока жива память. И в Эдении ли, Шимуре или Не-Мире – он помнит о них. И об этом городе – разнузданном, сумасшедшем…
Живом.
-Не тормози! – прикрикнул на него Кейдж.
Саб-Зиро присоединился к Защитникам.
Океан всосал их.

2007-05-02 в 22:04 

Dum spiro, spero
ИМХО, именно эта часть произведения заметно провисает.
Всё же, что ни говори, но живописать все остальные составляющие сюжеты и каждого персонажа в отдельности так, как это было мастерски сделано с Саб-Зиро и Смоуком, очень непросто.

2007-05-03 в 19:45 

Dum spiro, spero
Часть 2. Глава 2

-Это не Шимура, - твердо сказал Лю Кэнг. Мог бы и не озвучивать. Скалистое, хмурое, с мутным небом место было слишком зловеще даже для острова Шэнг Цунга. Низкие тучи, подобные тухлым шкурам доисторических динозавров, грузно нависали над головами пришельцев, разбросанные каньоны и трещины – гнойные воспаленные нарывы, в редких озерцах – великаньих следах - булькала белесая сукровица. Из камней, из зачумленной почвы и безобразных плесневидных растений точилась вонючая отрава.
Душный распад заполз слизнем в трахею и легкие воинов. Они закашлялись, выплевывая гнусный воздух.
-Добро пожаловать во Внешний Мир, Защитники Земли, - пророкотал в такт волчьему вою густого не-ветра чей-то голос. Защитники инстинктивно призвали их Силу, ставя себя на край лезвия готовности к битве. Они ждали не честного сражения, но ловушек египетского лабиринта. И даже хуже.
-Ну, зачем так бояться? – продолжал голос. Лю Кэнг и Кейдж оскалились. Чересчур хорошо они знали обладателя.
-Покажись, колдун! – не выдержал Лю Кэнг.
-Он стесняется своей уродливой рожи, - добавил Джонни.
Смех всколыхнул новое облако гнили.
На расстоянии подсечки от Джонни и Лю проявился высокий тонколицый человек в черно-буром одеянии. Его белые, без зрачков, глаза, обведенные татуировкой – знаком Шао Кана, не предвещали ничего хорошего, так же как и насмешливый изгиб губ-укусов.
Вот каков – колдун… Шэнг Цунг, правая рука самого Императора, бессмертный демон, похититель душ. Саб-Зиро, в отличие от союзников, воспринимал врага с почтением, близким к восхищению. Он бы вызвал Шэнг Цунга на дуэль, не пощадил бы, проиграй некромант… но прежде поклонился ему.
Могущество достойно уважения, пусть и могущество зла.
(что есть зло, Саб-Зиро?.. ты такой же убийца, разве уничтожал тела, а не души…)
Пустые – и такие зрячие глазницы вперились в Саб-Зиро. Он отступил: словно скользкая мокрица в череп заползла.
-Ты – заварил – всю – кашу? – двинулся на Шэнг Цунга Страйкер. – Ты – главная сволочь?! На, получи, ублюдок!..
В некроманта прогрохотала автоматная очередь, с зубов Кертиса капала слюна торжества. Сожравший его город – да сдохнет блохастым псом, недостоин иной участи.
Пули бессильно рухнули, жалобно звякнув.
-Глупо, - прокомментировал Шэнг Цунг. – Похоже, боги поторопились с некоторыми Избранными…
-А твой хозяин поспешил реанимировать тебя, - вызывающе бросил Лю.
-Ты не изменился, Чемпион, - последнее слово прозвучало с интонацией сарказма. – Так, кто у нас еще?.. Джонни Кейдж, звезда кино…
(разрекламированная фальшивка – свадебный торт без крема!)
Кертис Страйкер, охранник…
(безмозглый орангутанг с гранатами)
Джэксон Бриггз, Специальный Отдел…
(много мускулов, мало искусства)
…и экс-ниндзя Саб-Зиро.
(бракованная копия собственного брата).
Шэнг Цунг спокойно называл имена, но каждый услышал колючее, будто шиповник, определение.
-Ах ты засранец недобитый… - Кейдж был остановлен жестом Лю: «Не сейчас». Пришлось проглотить пилюлю. Защитники уставились в землю, избегая пронизывающего взора колдуна.
-Битва начнется, нет? – первым стряхнул липкое оцепенение Лю Кэнг.
-О да, Избранные, - одними губами ухмыльнулся Шэнг Цунг. – На сей раз сам Император принимает участие в Турнире, и победитель имеет право вызвать его на бой.
-Заманчиво. А чего в награду, коль победишь? – хмыкнул Джакс.
-Бессмертие, - скучно ответил колдун. – Хотя лично я сомневаюсь в ваших шансах, майор Джэксон Бриггз. А теперь следуйте за мной.
Он заскользил по прокаженной почве, невесомый, потусторонний. Воинам Земли с трудом удавалось поспевать за ним, не слишком ловкие Страйкер и Джакс пару раз едва не сорвались в булькающие лимфоозера.

Мрачный пейзаж ухудшился с приходом резких, словно ослепление, сумерек. Кейдж безостановочно уточнял подробности родословной Шэнг Цунга по материнской линии. Страйкер и Джакс вполголоса обсуждали ситуацию. Лю Кэнг и Саб-Зиро шагали молча.
Впереди нарисовалась хмурая громада. Саб-Зиро принял ее за очередную скалу, но скоро очертания растянулись вдоль горизонта. Город, определил он. Гигантский город-спрут, подле коего Сан-Франциско – пестрая детская игрушка, милая и невинная.
Трехсотметровый мост через ров с кипящей смолой (смолой ли?) служил и воротами: на ночь его поднимали, запирая город-крепость. Одуряющий жар испарений шибанул в Защитников, сбивая с ног.
-Уф, я чувствую себя лобстером в кастрюле, - Кейдж снял пиджак, оставшись в белой рубашке.
-Наше первое испытание, - буркнул Лю с ненавистью – к Шэнг Цунгу, к Шао Кану и… еще к кому-то.
Почему Рэйден не встретил их, почему в первый раз Бог Грома, Хранитель их измерения заботился об Избранных, а сейчас - игнорирует? Шэнг Цунг – проводником… Лучше уж кобру – ожерельем.
Он прошипел невеселые мысли себе под нос, их расслышал один Саб-Зиро. Рыцарь Света наивен, подумал Посвященный Холода, он так полагается на помощь покровителей, богов… но надеяться следует исключительно на себя.
Большинству - и богам - в конечном итоге плевать на судьбы смертных. Небеса – высоко от земли, еще дальше – от Внешних Миров.
-Слишком горячо, - Саб-Зиро протестировал свои возможности. Нет, с раскаленным рвом не совладать.
-Что? – Страйкер с опаской пнул деревянный тлеющий мост.
-Я бы попытался создать ледяной щит вокруг нас, но он не продержится и минуты. Слишком горячо. Лю, ты вроде бы Посвященный Огня?..
-Не Огня, а Света – заметь разницу! И не Посвященный в вашем, Лин Куэевском смысле… И эта магма мне не по зубам.
-Мило, мило, ребята, - пробурчал Кейдж. – Раз уж наши брикет мороженого да зажигалка на ножках бессильны исправить… придется, тащиться так.
-Не выйдет, - Джакс мотнул головой. – Вернее, выйдет гриль. А проклятый колдун-то смотался… Может, переночуем тут?
-Скоро сбегутся пустынные падальщики. Во Внешних Мирах ночью не выживают, - отсек вариант Лю Кэнг.
-Я все-таки сделаю щит, - Саб-Зиро прикинул, какие потребуются затраты энергии. Главное - не отключиться посередине и не драться сразу же на том берегу. Неважно. Еще добраться надо.
Кейдж приготовился объявить, что совершенно не доверяет Лин Куэевскому убийце, и гарантий, что он не бросит их подыхать на середине – никаких.
Безмолвное, но выразительное «Заткнись» Лю поставило точку.
Защитники сгруппировались вокруг Саб-Зиро. Посвященный Холода зажмурился, призывая Стихию, нет, разрывая себя – для нее.
(я – смертный, здесь же требуется мощь богов)
На его лбу выступили капельки пота, тут же заиндевевшие. Его лицо уподобилось белой маске смерти, покрытой узорами-разломами. Он ощущал, что сосуды, сердце и легкие лопаются от перегрузки. На какой-то ужасающий момент померещилось, что Стихия отказывается подчиняться ее Мастеру…
…но вокруг пятерых Избранных воссияло бледно-лиловое, цвета северного неба, зарево.
-Идем! Быстро! – выкрикнул Лю Кэнг.
Испарения рва врезались уксусным запахом, но Избранные не воспринимали адского жара. Зато сам Саб-Зиро едва заставлял себя переступать, ибо поддержка щита отнимала сил больше, чем мог отдать смертный.
Первая дуэль. Моя дуэль – с враждебным Элементом. Посвященный – против целой Стихии? Несмешная шутка, и все же… все же сто метров из трехсот позади.
Он приглушенно застонал: во взрывающиеся от напряжения мышцы едко вплелась боль. Странная, требовательная. Она командовала сдаться, раствориться…
(ты - не – бог!)
Он отстранился от боли. Холод… льдистое могущество – оно прекрасно, насладись сполна, даже если придется платить.
Кейдж запнулся о выпирающий сучок, потерял равновесие.
-Ай, дерьмо! – он соскользнул с моста. Графичной, жуткой пародией на его бой с Горо. Испепеляющий страх взметнулся в нем, он закричал.
Лю ринулся из-под щита, его черные волосы вспыхнули тлением. Неловко плюхнулся животом на мост, спазматически вцепился в запястье Кейджа, его ногти порвали податливую ткань рубашки и кожу, а капельки крови тут же испарились.
-Пиджак! – модельная одежда со знаменитыми очками в кармане плавно полетела в пропасть, сгорев на полпути. Сам же Джонни хрипло отдыхивался, но после второго вздоха «снаружи» рванулся под щит.
-Вы, идиоты, шевелитесь! – зарычал на них Джакс. – Парень ща отрубится – что тогда делать будем?!
Наметанный глаз майора Специального Отдела безошибочно диагностировал терминальное состояние. Именно оно поглотило Саб-Зиро жадной акулой.
Внеплановая задержка дорого обошлась ему. Черно-желтые обморочные цветы заслонили все. Джакс и Страйкер почти волокли его, моля: удержи щит… чуть-чуть…
Пламя грызло его. Холод – так слаб в аду. Ты посмел кинуть вызов всему Миру, бунтарь?..
Ха-ха.
(не сумею… еще двадцать метров… мост – бесконечность, но я – на исходе)
(ты слабак, Лин Куэй! – в пляшущем огне вырисовался череп Скорпиона)

Дежа-вю Места Смерти – только тысячекратно усугубленное. Огонь – это Скорпион, гибель и рок.
(я – сильнее – тебя!)
Он запрокинул голову, чтобы отстраниться от бликов багровой бездны. Полуугасший щит, тоненький и незаметный, едва поблескивал. Десять метров. Пять.
Два.
(я сильнее тебя, призрак! И я – НЕ Лин Куэй!..)
-…Ура! Мы добрались! Добрались!

Саб-Зиро с неохотой разлепил веки: контрастно-прохладные камни воспринимались великолепным ложем.
Он сел.
Состояние ужасное: словно мясорубкой перерубили, да заживо поджарили. Что, кстати, недалеко от истины. Зато теперь они…
Не в безопасности – но на нужной стороне. Мост дрогнул, скрипя, пополз вверх, демонстрируя обугленное и обитое раскаленным добела железом дно.
-Закрывается, - произнес Лю Кэнг. – Нам бы поторопиться…
-Эй, - Кейдж нагнулся к Саб-Зиро. – Ты идти сможешь?
-Со мной все в порядке, - выговорил тот, поднимаясь на протестующие ноги. Защитники переглянулись:
-Спасибо тебе. Без твоего щита сгрызли б нас падальщики да монстры, - за всех сказал Джакс. Остальные закивали. Саб-Зиро невозмутимо пожал плечами. Кейдж упорно изучал ботинки, но сплавившаяся кожа и уголь на них ассоциировались все с тем же:
-Лю, - он хлопнул Чемпиона по плечу. – Ты ведь спас мою задницу, а? В общем, это… спасибо что ли, а?…
Лю Кэнг коротко хихикнул.
Они вошли в город за полсекунды до того, как неторопливая дверь-мост отрубила их от лепры-пустыни Внешнего Мира.

2007-05-03 в 19:57 

Dum spiro, spero
Часть 2. Глава 3

Их равнодушно встретила средневековая крепость-лабиринт. Очевидно, в данном участке Внешних Миров про технократию не слыхали вовсе, и пользовались исключительно магией. Для военного комплекса, для постройки зданий цвета жженого песка с окнами-бойницами. Кислотная и гнилостная вонь по-прежнему клубилась из канав и дыр в плохо вымощенных улицах, но редкие местные жители расхаживали по лабиринту уверенно, разве прикрывая лица капюшонами.
Местные ненадолго замедляли шаг, рассматривая чужаков. Но охраны никакой не было. Подозрительное затишье сгустилось вместе с полуночью.
-Нам туда, - сказал Лю Кэнг, указывая на огромное сооружение, увенчанное гранитной головой филина с рогами, что с высокомерным презрением взирало из плотных облаков. Ошибиться невозможно: Башня Кана.
-Откуда ты путь-то знаешь? – фыркнул Кейдж.
-Кунг Лао сообщил координаты, - коротко ответил Чемпион. – Это Эдения… когда-то красивейший из Миров, ныне зараженный Каном…
Он сглотнул. Эдения. Королевство Китаны…
-И ублюдок намерен сотворить то же с Землей? – задал риторический вопрос Джакс. Никто не откликнулся: понятно и так.
Они двинулись по извилистой улочке, предположительно ведущей к Вратам Башни. Страйкер высказал соображение, а стоит ли им вообще соваться в явную ловушку.
-Мы уже в ней, - утешил Кейдж. – Еще в Фриско вляпались!
Улица постепенно выросла до габаритов шоссе, но из-за громоздкой каймы домов открытое пространство воспринималось теснотой. Саб-Зиро поотстал от остальных, абсолютно измотанный после генерации щита. Темнота в Эдении обволакивала, будто мешок. Белесые болотные огоньки-фонари только сгущали мрак, и он потерял из вида спутников. Прекрасно, хмуро подумал Посвященный Холода, еще заблудиться в Шао Кановской мышеловке не хватало.
Он проходил мимо разветвляющегося в переулки поворота, зажатого меж двумя каменными исполинами. Что-то недобро мелькнуло, он напрягся. Слухом и кожей сверхчуткий ниндзя улавливал чье-то присутствие. Недружелюбное.
Он пригнулся. Темнота, обычно служащая прикрытием, в Эдении работала на врагов. Он надеялся, что некто, по крайней мере, видит не лучше его самого в плотной, точно вата, черноте.
Словно отвечая на его мысли, субстанция обрела плоть, атаковала его. Саб-Зиро, обученный бою в темноте, отпрыгнул, но чешуйчатые лапы проехались по плечу. Тварь сиганула, утробно рыча, и острые зубы защелкали у горла Саб-Зиро, тот поднырнул под врага, сбивая его с ног, вонзился в предполагаемую лодыжку противника. Чешуйчатое создание нечленораздельно заверещало, выплевывая едкую жижу. Саб-Зиро удалось избегнуть фатального прикосновения, и зеленые капли преобразили невезучую стенку в решето.
Саб-Зиро сформировал ледяной шар, поражаясь, почему у него еще есть силы на это.
Так-надо.
Он швырнул снежный сгусток, но тварь скакнула на полтора метра, избегнув участи быть замороженной.
Когти зацокали по мостовой, дразня Саб-Зиро.
Поединок вслепую – для воина Холода, давал преимущества врагу, прекрасно видящему во мраке. Существо, издав очередной визг, метнулось к Саб-Зиро, безошибочно определив, как легче успокоить упрямую жертву.
Липковатые клешни сомкнулись у подбородка и плечевого сустава Саб-Зиро.
«Жертва», впрочем, таковой себя не считала, и очередное нападение твари закончилось для нее плачевно. Саб-Зиро блокировал нечестный прием, гибко извернулся и с размаху засветил в морду врага локтевым апперкотом. Нанес серию быстрых ударов, целясь в то место, где у людей находится сонная артерия и солнечное сплетение. Он содрал несколько пластинок твердой чешуи, и едкая кровь ошпарила кончики пальцев.
Но противник валялся в нокауте. Теперь Саб-Зиро сумел разглядеть странную тварь. Ящерица-гуманоид. Она была меньше и слабее на вид, чем человек, но анатомическое строение свидетельствовало: эденийская мерзость – прекрасный боец. Гораздо лучше большинства воинов Земли.
Саб-Зиро, тяжело дыша, наклонился над ящерицей. Пальцы немилосердно жгло, усталость
(это слишком… кажется, я просил – без драк… сразу!)
заставила его прислониться к стене. Потом на какой-то момент ему захотелось добить существо, упиваясь властью над беспомощной гадиной… но ярость испарилась нашатырным спиртом, почти моментально. Ящерица не опасна: не дернется еще часа два.
Убивать определенно не хотелось. Он постоял еще немного, прикрыв глаза: внеплановый бой с юрким, хитрым противником дался нелегко.
Ему почудилось, что кто-то – шпион, наблюдатель, отнюдь не беспристрастный - оценивает его действия… но он списал на слишком непролазную тьму. И опять-таки утомление.
Он медленно побрел искать спутников.

-…Где-то здесь был, - расслышал Саб-Зиро голос Кейджа. – Куда он денется…
-Мы – не – в – Фриско! – встревоженный тон Лю Кэнга удивил Саб-Зиро. Это они о нем? Странно… никто из них не доверяет ему полностью, включая Лю, что последовал исключительно из-за распоряжения Рэйдена. – Мы – в – Империи!
-Ну и мистер Сосулька – не младенец! – огрызнулся Джонни. – Он ведь такой из себя крутой, поди кайф ловит…
-А он не двойной агент, случаем? – предположил Джакс. – Вдруг побежал за колдуном…
(вот как. Даже американский полицейский подозревает меня в сотрудничестве со злом...)
-Эй, да вон он! – указал Страйкер в фигуру в паре метрах от них. – Ну и куда ты провалился?
-Отстал, - честно ответил Саб-Зиро, приглаживая волосы: он не желал, чтобы спутники выведывали о его бое с гуманоидом-ящерицей. Лю Кэнг покосился на ожоги на ладонях Саб-Зиро.
-Что-то случилось, - полувопросительно сказал он.
И замолк. Добиваться исповеди от Саб-Зиро – проще от ближайшего столба. В затянувшемся молчании они и достигли Башни, около медных резных врат которой их поджидал Шэнг Цунг.
-Вы поздновато, - ухмыльнулся колдун.
-Пошел ты… - негромко высказался Кейдж.
-Согласно Правилам ты должен был проводить нас до Башни, Шэнг Цунг, - Лю Кэнг сложил руки на груди, символизируя: «ты-просто-подлец-и-я-тебя-не-боюсь».
-Ах, извините, - прищурился некромант. – Совсем позабыл попросить охрану погасить ров… для столь важных гостей. Однако, вы перебрались, не так ли?
-Вот именно, - Страйкер выразительно взвел курок винчестера. Стрелять в колдуна он не собирался, но почему б не припугнуть?
-Без глупостей, Кертис. Иначе я могу… позабыть приказать стражам Башни не убивать вас.
-Как страшно, - буркнул Кейдж. – Ну, мы вымотались, что твои собаки – можно уже войти или так и будем глазки строить?
Шэнг Цунг, одарив напоследок присутствующих очередной змеиной усмешкой, рассеялся, а медные ворота со скрипом раздвинулись.
-Вперед. Нас не тронут: пропало бы шоу, - сказал профи шоубизнеса Джонни Кейдж.
-Тут другое: даже Кан не решится в открытую нарушать Правила Турнира, - уточнил Лю.
-Но мелких подлянок не избежать, - проворчал Джакс, успевший возненавидеть Внешний Мир вообще и Эдению в частности.

Величественность Башни расплющивала, прижимала к полу. Странно, она не выглядела безобразной, готическая мрачность невыразимо древних залов навевала не ирреальный ужас, а ощущение собственной ничтожности… но параллельно – и восхищение неведомыми зодчими, создавшими это полубожественное могущество.
Саб-Зиро попытался посчитать высоту. Бесполезно.
Их никто не встречал, но они знали: сотни слуг, невидимых, искусных игроков в прятки, обсуждают, высокомерно, язвительно - каждый их шаг. Шаги же рассыпались глухо, как в склепе.
Изваяния, казалось, шевелились. Четырехрукие и русалкоподобные, крылатые и рогатые, уродливые и печально-прекрасные, они жили собственной жизнью, независимой и от владельца Башни.
Это место точилось магией, предрассветно-древней, словно переспевший плод – соком. Магия воздействовала на смертных.
-Дерьмо, - нарушил священную тишину Джакс. – Мне тут не нравится.
-Т-сс, - шикнул Лю. – Смирись. Придется, и не показывай Башне себя… сокройся. Не противодействуй, но и не давай заползти в тебя…
Саб-Зиро в который раз с уважением глянул на Воина Света. Мудро. Он трезво, без лишнего геройства, оценивает ситуацию.
Башня сама показывала дорогу. Подъем по винтовой лестнице занял около сорока минут, последние двадцать из которых Кейдж и Джакс непрерывно ворчали, а Страйкер целился в пустоту.
К общей радости сотый виток привел их в что-то похожее на пиршественную залу, в центре коей возвышался стол с всевозможными яствами. Из нее же вели ровно пять дверей.
Хозяева Турнира позаботились о гостях.
-Вот, это уже дело! – воодушевился Кейдж, хватая крупное зеленое яблоко и надкусывая его. – По крайней мере, голодом не заморят!
Опасений по поводу яда у него не появилось. Впрочем, всезнайка-Лю тоже ничего не высказал на данную тему.
Застольная беседа не вышла слишком оживленной: Башня не располагала к болтовне. Скупо обсудили тактику завтрашнего боя, Кейдж опять проспрягал родню Шэнг Цунга, Страйкер и Джакс обещали размазать некроманта и «сотоварищи», как тараканов.
Саб-Зиро наспех проглотил что-то, совершенно не замечая вкуса изысканных кушаний, и отправился в его комнату. Рухнул на кровать, с упоением расслабляя усталые мускулы. Ниндзя или нет, сегодняшний день (растянувшийся фактически на два из-за часовых несовпадений Америки и Внешнего Мира) выдался более чем трудным для него.
В частности, ледяной щит был коронной фишкой его брата - но и тот не умел держать его более двадцати секунд. Причем, отнюдь не контрастом полыхающей преисподней.
«Бракованная копия, а?», - подумал он.
И уже засыпающее его сознание подсунуло картинку бело-желтых светящихся глазниц, буквально препарирующих каждое движение и каждую мысль его.

2007-05-03 в 19:58 

Dum spiro, spero
Ему снился Смоук. Он шел по ослепляюще-зеленому лугу, неправдоподобно яркому и прекрасному. Сладко, налипающе на губы и нёбо, пахло цветами, немного с горчинкой чернобыльника и серебристыми стрелками осоки. Трава не гнулась под ступнями Посвященного Воздуха, он был без маски и в легкой одежде. Он был – дуновение ветра, невесомое, почти ирреальное… и очень живое.
«Ты уже забыл меня?» – он остановился перед Саб-Зиро.
«Нет», - отвечал воин Холода. – «Я… здесь я исполняю-свой-долг. Рэйден-сказал-мне-так-надо».
«Ты забыл меня», - утвердительно повторил друг.
Единственный. Определение порезало его, будто зазубренный край осоки.
«Нет же! Я вернусь… и отомщу за тебя!»
«Мстить? О, как благородно, Ледышка, супергерой… Мстить, полагая себя мечом-праведником… вот только прежде вычистить грязь за богами, а? Очень приятно – оплакать, отплатить… А ты мог бы спасти меня, приди в Лин Куэй… но сейчас – слишком поздно. Слишком поздно, Ледышка… эгоист ты бесчувственный!»
«Нет, Смоук…» – глухо выговорил Саб-Зиро, отшатываясь от друга, ибо лицо того корчилось под червеподобными пружинами. Стальные спирали протыкали тонкую бледную кожу Посвященного Воздуха, горлом пошла кровь, стремительно чернея и затягиваясь масляной пленкой. Испуг и ненависть проросли в дождливо-осенние глаза Смоука. Ненависть – к нему, Саб-Зиро.
«Будь – ты – проклят! Ты потащил меня за собой!.. Ты виноват, что убили Рокси! Ты хуже, чем хладнокровный убийца, ты – высокомерный, равнодушный, самовлюбленный…»
Его голос разламывался в хрип. Словно заживо его заваривали в цинковый гроб. Он царапал стенки, ломая ногти до розового мяса, но неумолимое железо размалывало хрупкое тело.
«Прости – меня – Смоук!..» - заорал Саб-Зиро, теперь и его суставы хрустели под створками гроба, ибо он пытался остановить… задержать…
«Прости!»
Неумолимая сталь отодрала его от друга, и Саб-Зиро обнаружил себя стоящим у двери.
Он проснулся. Спустил ноги с кровати, сдавив виски.
Сон отчетлив, сон – правда. Днем ты в состоянии покрывать ее вереском и плющом сиюминутных заданий, но ночью… Ночью мертвые покидают их могилы, и выносят сернисто-справедливые приговоры.
-Прости меня, Смоук, - болезненно сказал он.
Он просидел до восхода псевдосолнца, бессмысленно пялясь в окно.

…То помещение, где их собрали, едва грязно-серый рассвет зацепился за горизонт, производило впечатление квинтэссенции Башни. Нереально определить размеры залы, она простиралась словно в нескольких измерениях… гораздо больше, чем трех. Темно поблескивал могильный плутоний зеленых свечей. Безликие фигуры в капюшонах несли стражу. Они походили на живых, но стоило подойти поближе, и различались выступающие ссохшиеся кости, пергаментная кожа мумий. Живые мертвецы и привидения, впрочем, составляли меньше половины стражи, но другая оказалась еще ужасней – демоны, суккубы и нежить всех сортов.
-Симпатичная компашка, - поежился Кейдж, когда они предстали перед Троном Императора.
Шао Кан восседал на каменном, явно неудобном троне-изваянии, украшенном человеческими черепами. Впрочем, он производил значительно менее жуткое впечатление, чем большинство его рабов, даже шипастая маска, источающая могильно-зеленый свет, лишь подчеркивала антропоморфность Императора.
«Человек», - с каким-то разочарованием подумал Саб-Зиро. – «Или выглядит подобным образом».
Еще он подумал, что Шао Кан прячет его лицо - совсем подобно тайному охотнику Лин Куэй. Нелогично для Правителя Внешних Миров, ибо маски носят те, кто тщится скрыть себя.
По правую руку от Шао Кана примостилась женщина. Ее справедливо можно было назвать красивой, если бы не пугающая белесая ткань в глазницах с закатившимися за верхнее веко зрачками. Она вздернула беловолосую голову, оскалилась черными, покрытыми помадой-разложившейся кровью губами. Вурдалак.
Слева почтительно согнулся Шэнг Цунг.
-ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, СМЕРТНЫЕ! – прогрохотал Император, когда Защитники поклонились Хозяину Турнира. – ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА СМЕРТЕЛЬНУЮ БИТВУ, ГДЕ СТАВКА – ВАША ЖИЗНЬ И СУДЬБА ВАШЕЙ ПЛАНЕТЫ! ЗАБУДЬТЕ ЖАЛОСТЬ И СОСТРАДАНИЕ, ЗАБУДЬТЕ ВСЕ КРОМЕ НЕНАВИСТИ И ЖАЖДЫ КРОВИ! И ПУСТЬ ПОБЕДИТ СИЛЬНЕЙШИЙ!
Зелень маски на секунду вспыхнула красным. Шэнг Цунг потер суставы пальцев, точно предвкушая ценный приз.
-ДА НАЧНЕТСЯ СМЕРТЕЛЬНЫЙ БОЙ!
-О могучий Император, позволь мне определить оппонентов нашим… гостям, - медово пропел колдун. И, получив незаметный посторонним утвердительный знак, продолжил:
-Бой первый. Красота против уродства, гордыня против животной агрессии… Джонни Кейдж против Бараки!
Из толпы выступил двухметровый мутант, снабженный гигантскими лезвиями, вросшими в верхние конечности и четырьмя десятками клыков-стилетов. С клыков тягуче капала слюна. От вида мерзостно лыбящегося Бараки Кейджу захотелось врезать гаду немедленно… возможно, чтобы искусно замаскировать потаенный, точно нерастворившийся сахар на дне чашки кофе, страх… но поединок еще не стартовал.
-Бой второй. Слуга своей страны против ее врага… и моего раба! Майор Джэксон «Джакс» Бриггз против… Кэйно!
-Что? – челюсть Джакса изумленно свесилась. – Ублюдок жив?! Он же вроде сыграл в ящик…
Кэйно, чьи запястья перехватывали чугунные браслеты-наручники, символ вечного рабства у Шэнг Цунга, медленно отделился от затененной стены.
-Эй, Джакс, ты ведь ищешь Соню, не так ли? – багрово блеснул имплантант.
-Я… Какое твое собачье дело?!
-Такое! Я согласился работать на колдуна – и, как видишь, почти свободен, зато она до сих пор прикована к Трону Императора в Тайном Дворце… и знаешь, там почище, чем в ваших обезьянниках… почище, чем на электрическом стуле! Ха-ха, бедняжка Соня, наверняка окончательно шизанулась…
-Ты… - Джакс оттолкнул союзников, рванулся к Кэйно. Четыре пары рук с трудом удержали его: «Потом, Джакс. На Турнире… покажешь ему на Турнире, не теперь!» Лю Кэнг прошептал: «Соня – пленница физически, Кэйно же продал душу… кто из них в проигрыше?»
-Бой третий, - Шэнг Цунг жестом приказал всем замолкнуть. – Два охранника, две главы своего рода специальных отделов, оба так мило лишившиеся их родины… Рэйн против Кертиса Страйкера!..
Страйкера уважительно поприветствовал некто, выглядящий как ниндзя в фиолетовой форме. «Посвященный Воды? Но он не Лин Куэй…», - удивился Саб-Зиро. Еще он отметил нескрываемую неприязнь некроманта по отношению к данному персонажу. Рэйн определенно не числился в любимчиках похитителя душ.
-У нас остались двое, - Шэнг Цунг растягивал слова, но белесое мерцание ненавидяще вонзалось в Лю Кэнга. И почему-то в Саб-Зиро. – Двое… когда-то враги – теперь союзники. Полагаю, будет справедливо назначить против столь разных личностей, против Огня и Льда – близнецов-противоположностей… Но, на сей раз без маленьких невинных хитростей… Итак!.. Соперницей Саб-Зиро младшего объявляю Китану, принцессу Эдении, дочь королевы Синдел, - он отвесил поклон женщине-зомби.
(королева? Очень интересно…)
Перед Саб-Зиро выросла светлокожая девушка с волосами цвета воронова крыла, и глазами-углями. Она носила синий костюм и маску, в руках стискивала два стальных веера. Ее тонкая фигура могла ввести в самоуверенное заблуждение менее опытного воина, но Саб-Зиро осознал: это, возможно, сильнейший из его противников. Куда страшнее любого Лин Куэй.
Лю Кэнг тихо охнул. Закрыл лицо ладонями, избегая визуального контакта с Китаной. Словно с трудом сжимал зубами вскрик.
-Лю Кэнг, Чемпион прошлого Турнира, - с отвращением выговорил Шэнг Цунг. – Узри же твой рок: Милина, сестра-клон Китаны!..
Двойник принцессы, облаченный в лиловое, торжествующе взмахнул кинжалами-саи у носа Лю. Милина лучилась искаженной демонической энергией. Лю Кэнг отвернулся, ссутулившись. Но приказал себе прятать эмоции.
Первый бой начался час спустя.

2007-05-04 в 16:45 

Dum spiro, spero
Часть 2. Глава 4

Место для дуэли Кейджа и Бараки выбрали подходящее - арену, сопоставимую габаритами с римским Колизеем. Свободных мест не осталось еще с ночи, зрители, нетерпеливо вопя, требовали зрелищ.
Саб-Зиро отыскал удобное, относительно немноголюдное местечко. Он нагляделся достаточно единоборств, в еще охапке - принимал участие, но сегодня от них зависел жребий Земли…
А еще он размышлял о Скорпионе. Он мог сколько угодно убеждать себя, что а) идет на Бой в первую очередь как Избранный Земли, и хладнокровие его несопоставимо с пожаром вендетты б) абсолютно не страшится кошмарного призрака - но он не привык лгать себе. Честность – странноватое качество для убийцы и вора, но льдинку невозможно завязать узелком...
(даже Мастер понял это, нет? Он ведь не ловит меня больше)
Он вздрогнул, припомнив давешний сон.
Вопрос с Лин Куэй пока отложим, решил он. С ними у него особые счеты, но не сейчас. Не сейчас.
А Скорпион… его не заявил Шэнг Цунг в списке участников Битвы. Или Саб-Зиро ожидает сюрприз?
Саб-Зиро сдавил край трибуны, и камень захрустел под его ладонью.
Зрители уже разделились на два враждующих лагеря, ставки на Кейджа и Бараку приблизительно уравнивались. Нестареющие эденийцы обожали садистские шоу. Еще одно сходство с древними римлянами. В честь праздника они сменили серые будничные плащи с капюшонами на вызывающе-яркую одежду. Женщины носили обтягивающие костюмы, сшитые по покрою купальников. Мужчины тоже не стеснялись демонстрировать их тела.
Ханжество христианской морали определенно не добралось до Эдении. Упиваться сексом и чужой смертью здесь не приравнивалось к смертным грехам, сатаны не опасались. Наверное, потому что и так жили под его десницей.
На арену, протягивая руки фанатичной толпе, вышел Джонни Кейдж. Если внутри Суперзвезды и теплился страх перед «Фрэдди Крюгером» Баракой, то теперь он угас. Сменился наркотическим кайфом чужого обожания. Кейдж – центр внимания, герой и властитель дум – пускай и пульсирующей протоплазмы человечьей плоти.
Барака был встречен не меньшим восторгом. Он защелкал лезвиями, и кто-то на трибунах завизжал. Барака обнажил бесчисленные семидюймовые клыки, аналогично Кейджу наслаждаясь вниманием.
-НАЧАЛИ! – взревел Шао Кан.
Искры посыпались с рук-кинжалов Бараки. Он кружил с нарочитой неторопливостью, обманывающей и запугивающей врага. Сделал резкий выпад. Смертоносное оружие едва не сомкнулось на глотке Кейджа, но тот сел на шпагат, нанося Бараке свой коронный – насмешливый, опасный для него самого и неплохо срабатывающий удар. Барака взвыл, согнувшись пополам. Зрители заржали.
Барака очухался быстро, теперь уже не играл с Джонни. Джонни не крыса в мышеловке, а достойный оппонент, и Барака понял это. Сам же Кейдж описал уклончивый прыжок вокруг мутанта, врезал ему в основание черепа. Вместо того, чтобы отрубиться, Барака воткнул одно из лезвий в предплечье Джонни.
-О-ой! – завопил кинозвезда. Кровь хлынула влажно-алым ручьем, на желтом песке она тут же оказалась втоптанной. Кулак здоровой руки впечатался в челюсть мутанта, но это – ошибка. Барака закусил ножами-зубами руку Джонни, отгрызая его запястье, попутно втыкая еще одно лезвие в ребра «мистера Суперзвезды».
Барака издал кровожадный клич.
Кейдж, чье сознание тихо гасло от болевого шока, подтянулся, отталкивая мутанта от себя. Удар вышел весьма мощным, Барака отлетел в противоположный конец арены. Шейные позвонки мутанта отчетливо хрустнули.
Кровоточащий Кейдж, отстраняя от себя полуоткусанную кисть, побежал к Бараке, подозревая, что лидера расы Внешнего Мира так легко не угробишь. Барака, рыча разозленным зверем, поднялся с земли. Вывихнутая его голова повисла под неестественным углом, но мутант был патологически живуч. Зрители бесновались. Кто-то пытался выпрыгнуть, вылакать кровь Кейджа или выдрать кусок кости Бараки. Только барьерные чары Кана сдерживали невменяемых эденийцев.
-Да сдохни ты уже! – полуобморочно прокричал Джонни, пиная врага ногами. Барака вцепился в лодыжку Джонни, но на сей раз ему не удалось удержать хватку. Кейдж закрутился на одном месте, словно дворняга, к хвосту которой привязали консервную банку. «Банка» цеплялась упорно, подбираясь кинжалами к животу соперника, но Кейдж раз пятнадцать подряд размазал Бараку о края арены. Наконец, Барака замер, утробно ворча. Кейдж наступил на горло и лицо мутанта, подпрыгнул на нем. Скользко проломилась трахея и носовая перегородка. – Сдохни!!
Барака больше не дергался.
-ДОБЕЙ ЕГО! – повелел Шао Кан.
Вместо ответа, Кейдж повалился на арену, безучастно уже взирая на обнаженное, тысячеваттное безумие фанатов.
В центр «Колизея» спрыгнул Шэнг Цунг. Он еще раз пнул неподвижного Бараку.
-Твоя душа - моя! – выкрикнул колдун. Залп энергии цвета песка ударил в некроманта, и труп Бараки рассыпался рыжей галькой.
-ДЖОННИ КЕЙДЖ ПОБЕДИЛ! – объявил Шао Кан, заглушая рев толпы. Победителю помогали подняться слуги Императора, уводя его прочь.
Саб-Зиро моргнул. Впервые за добрых десять минут сражения. Он наблюдал молча, но искренне переживал за союзника.
Признаться, он не верил, что американский киноактер сумеет одолеть монстра Внешнего Мира.
Он ошибся. Приятно.
Подобие улыбки промелькнуло на уголке губ воина Холода.
На сегодня они одержали верх.

-Видите? Как новенький, - Кейдж неспешно размотал бинт, стягивающий запястье. Вместо жутковатого зрелища полуоторванной руки чуть розовел шрам, стремительно бледнеющий. Защитники переглянулись: исцеление противоестественно, ведь прошло не более часа. – Я думал, мне швов наложат больше, чем на той съемке, когда я сверзился с лошади прямо на груду ржавчины! Ан нет…
-Магия, - умно произнес Лю Кэнг, будто все объясняя. – Так записано в Правилах…
-Скажи лучше: мясо требуется свежим, а не подтухшим, - цинично фыркнул Страйкер. – Кому весело смотреть на дерущихся калек? Вот и латают…
Лю Кэнг вспыхнул. Для него Смертельная Битва еще хранила наследие благородного Турнира Шаолиня… но остальные считали действо лишь кровавым безумием на потеху тирану. После боя Кейджа с Баракой данное мнение учетверилось.
-Правила составили Древние Боги, а не Кан!
-Правила существуют, чтобы их нарушать, - подытожил Джонни. С героем-победителем не спорили. Тем более, он сменил тему:
- Ребята, по-моему, в контракте не оговорено сидеть в этой чертовой Башне под домашним арестом, а? Пойдем, побродим по городу. Пускай тут не курорт, но неужели ничего забавного нет?
-Мало позабавился с Баракой? - кольнул Лю Кэнг, но все приняли предложение не без удовольствия. Эдения не внушала приязни, но от Башни каменистая муторь подкатывала к горлу и мурашки ползли по лопаткам.
Из двух зол выбирают меньшее.

2007-05-04 в 16:48 

Dum spiro, spero
Нарисованное солнце висело высоко, заявляя, что закат нескоро. Едва Защитники покинули Башню, привкус прогорклости и плесени, налетом оседающий на губах, испарился.
Эдения, разоренная и оскверненная, все-таки жила. В отличие от Башни Шао Кана.
-Нам держаться вместе? – Джакс с недоверием покосился на фигуры горгулий, притаившихся у каждого дома.
-Необязательно, - растягивая рот в символику торжества, ответил Лю. – Мы – Избранные, и никто из шпионов и прихвостней Шэнг Цунга или Кана не вправе тронуть нас…
-Снова Правила?
-Да, Джонни Кейдж. Правила.
-В прошлый раз они не очень-то соблюдали их.
-Шэнг Цунг нарушил Правила, когда понял, что проигрывает. Я уверен, что он и Кан не будут честны и теперь, но пока слишком рано… пока они уверены в себе.
Для кого-то звучало убедительно. Для кого-то – нет. Джакс и Страйкер послали эденийские достопримечательности подальше, оставшись обсуждать бейсбол, оружие и политику, аккуратно вычеркивая болезненные темы потерь.
Саб-Зиро охотно покинул каменный мешок.
За Саб-Зиро почему-то увязались Лю Кэнг и Джонни, последний громко жаловался, что не захватил видеокамеру. Днем на Эдению стоило посмотреть – суховатый готический стиль, имитация древних замков Германии, контрастировал с «барокко» - исполинскими колоннами и арками, фресками и чудовищными статуями. Словно все эпохи сюрреалистично сплелись в этом странном королевстве, и даже кислотные канавы и пар, испускаемый подземными темницами, идеально вписывались в город-параноидальный бред, город-шизофрению.
Саб-Зиро вскоре удалось ускользнуть от спутников. Кейджевсекие комментарии-сравнения с Фриско, причем не в пользу Эдении и сарказм Лю Кэнга затихли в отдалении. Наверное, не слишком прилично так вот бросать товарищей… но он не достопримечательностями любуется, он запоминает ходы. На всякий случай. Еще один закон ниндзя: прежде, чем войти, продумай, как выйдешь. Именно такими исследованиями он и занялся.
Центральные кварталы вильнули в потаенный участок. Он перемахнул через забор в виде обнимающихся крылатых созданий с лисьими мордами и телами дельфинов.
Саб-Зиро спустился по переулку, извивающемуся анакондой. Здания смыкались особо плотно, будто кулак великана собирался стиснуть непрошеного гостя медвежьей хваткой. Местные жители не обращали на него никакого внимания… или делали вид.
«Как мало детей», подумал он. Действительно, прохожие в основном были статными молодыми людьми, но подростков Саб-Зиро приметил лишь дважды, младенцев – ни разу.
Эденийцы бессмертны. Следует ли из этого, что они в большинстве бесплодны?
Ничего не дается даром. Старая истина.
А еще в причудливых гранитных лабиринтах не выглядывало ни единого растения – ни клумбы, ни дерева, ни наглой травинки-сорняка.
Он шел и шел, точно не зная, чего ищет. Переулок сузился до того, что ему приходилось двигаться боком.
Песок хрустнул под ногами. Не его.
Он дернулся. Кто-то наблюдал за ним, и теперь он отдавал отчет, что слежение продолжается не первый час, не первый день…
(как давно? Как давно «некто» следит за мной?)
Идол четырехрукого полудракона громоздко вырос перед ним. Тупик. Идол заслонял дальнейший путь. Саб-Зиро пригнулся, потому что шелест чьих-то движений сделался отчетливее. Он проклял свою глупость: он сам отрезал себе отступление, если на него объявили облаву – избегнуть драки не удастся. Но драться в этой кишке?..
Саб-Зиро подпрыгнул, взбираясь по отвесной стене. Высота эденийских зданий превышала лимиты сейсмобезопасности на порядки, но он все-таки надеялся подняться… Он прижался затылком и пальцами к остро выпирающим булыжникам, подтягиваясь по хмурой вертикали.
Ибо преследователь выступил вперед, заслонив собой свет. Зато иззолото-пламенное зарево исторгалось от него, будто за спиной его полыхали костры.
-Вот мы и встретились, брат моего врага, - гулким эхом оттолкнулся от стен голос, в котором бурлила кипящая сера.

-Лю Кэнг и Кейдж, вдоволь налюбовались красотами (сомнительными, с точки зрения Лю) Эдении, Джонни попытался флиртовать с местными дамами. Те недвусмысленно отшили его. Кейдж обиделся, долго твердил: мол, с победителем монстров так не поступают - что совершенно не помогло. В результате девушки в соблазнительных костюмах-купальниках демонстративно отвернулись от чужаков. «Обламывают и Суперзвезд», - прокомментировал Лю. Кейдж едва не набросился на него за зубоскальство. Потом их внимание отвлекли чуднЫе животные – помесь кошки и лошади с кожисто выпирающими наростами на спинах, на которых группка эденийцев совершала верховую прогулку. Джонни заявил, что не прочь завести эдакого скакуна. «Вообще-то они хищники, плотоядные, предпочитают человечину», - с абсолютно невинным видом сказал Лю. Кейдж потер подбородок, вздохнул. «Рисковать тоже нужно».
Солнце потихоньку ползло к закату. Мутное небо, похожее на грязную индустриальную реку, померкло, предупреждая о непроглядной ночи. И тут Лю сообразил, что их вообще-то было трое.
-Джонни, а где Саб-Зиро? – Лю описал оборот на триста шестьдесят градусов. Выявить исчезнувшего не помогло.
-Да чего ты за него переживаешь? – пожал плечами Джонни. Вот еще, волноваться об этом ледяном кубике… лучше о себе поволноваться. Оно полезнее.
-Послушай, ты с удовольствием воспользовался его услугами – там, на мосту, а? Почему б не ответить хоть как-то?
-Да нафиг мы ему сдались! У него ж на лбу написано: «Провалитесь вы все, я-хочу-быть-один»! Вот в колледже один такой у нас был, вечно сторонился компаний, вечно себе на уме!..
Лю Кэнг не воспринимал излияний Кейджа. Настороженно улавливал тонюсенькие веревочки связи.
Он не относил себя к предсказателям, но порой умел…
Видеть.
Саб-Зиро попал в беду. Он знал это отчетливее собственного имени.
-За мной, - скомандовал он недовольно ворчащему Кейджу.

2007-05-04 в 16:50 

Dum spiro, spero
Радужная пленка отсечения налипла на него вместе с опаляющим жаром-аурой преследователя. Саб-Зиро зажмурился, очередным судорожным усилием подбрасывая себя на пару метров вверх.
Открытое пространство – вожделенно и недосягаемо.
Капкан.
(только не в этом тупике, только не здесь… здесь у него все преимущества, черт, он поймал меня, как крысу в мышеловку… Охотник… я был Охотником всегда, но теперь роли поменялись… я добыча…)
-Брат моего врага, - мертвенно повторил призрак. Саб-Зиро заставил себя глядеть в глаза палачу.
Скорпион выслеживал его чересчур долго. Мертвые умеют ждать. И всегда исправно собирают их дань.
В глазницах Скорпиона мерно вспыхивал нейтронный распад, и адский жар желтого ниндзя иссушил пот на коже Саб-Зиро. Снова огонь, думал тот, как много огня… враждующий Элемент столь силен…
Скорпион вытянул правую руку вперед, откуда с сверхзвуковым визгом рванулась змея-гарпун. Еще одна пародия на жизнь: существо, выкормленное костным прахом мертвеца, верно служило господину.
Извращение. Издевка над реальностью. Еще один кошмар.
(нет!)
Саб-Зиро перепрыгнул на противоположную стену. Змея описала кульбит. Еще раз. Скорпион определенно измывался над ним, алча страха – не физического, но потустороннего. Он играл с его жертвой.
Держась одними пятками за отвесную гладь, Саб-Зиро шибанул в гарпун Скорпиона ледяным шаром, но острие пробило последнюю надежду. Боль симметрично расцвела между двух лучевых костей, разбрызгав странно теплые капельки.
Скорпион притянул Саб-Зиро к себе. Саб-Зиро отворачивался, задыхаясь от невыносимого раскаленного излучения призрака.
-Брат моего врага, - без выражения произнес Скорпион. – Я убил его, я убью и тебя.
-Ты подлец! – прокричал Саб-Зиро в маску, тщетно пытающуюся скрыть отсутствие лица. – Вызови меня на бой! На честный бой!
-Ты недостоин честного боя, убийца, брат убийцы, - еще чуть ближе. Саб-Зиро ненавидел себя за то, что так идиотски попался, ненавидел Скорпиона за его замогильное упрямство… и Клан – ведь корни вендетты – Лин Куэй.
(этот ходячий труп в форме-насмешке – прикончил твоего брата, а ты не в состоянии ответить ему!)
(да, вот только брат прежде вырезал его семью вместе с ним…)

Цепочка небытия – неразмыкаема.
Саб-Зиро стиснул зубы, готовясь достойно принять смерть. Он стягивал к венам Стихию. Решающий удар, точка-финал. Скорпион добьется своего, но и сам застынет тут – навеки, вторым отвратительным идолом… если не растает к утру.
(я все же отомщу за тебя, брат мой)
Скорпион медлил. Месть – завершенный цикл. Враг – в его руках. Он искал покорности, ужаса, мольбы – да, Лин Куэй стойкие воины, но адская мощь растапливает любые снега… и Скорпион добивался унижения жертвы. Не этой обреченно-высокомерной ухмылки.
И уж не проблеска надежды, распустившейся в центре зрачка…

…Залп света – теперь Саб-Зиро четко осознал отличие Стихии Огня от Света – размазался по спине Скорпиона. Призрак гортанно взвыл от ярости, но свет размыкал какие-то клепки в скелете.
-Мы еще встретимся, брат моего врага! – прошипел он.
И исчез.
Саб-Зиро опустился на землю, спазматически втягивал вечернюю прохладу внутрь. Скорпион – ушел…
Ушел!
К нему подбежали Лю Кэнг и Джонни Кейдж. Они не допрашивали – против кого выступил экзорсистом Лю. Оба помнили желтого мертвеца еще с первой Смертельной Битвы, помнили и печальную участь Саб-Зиро старшего.
-Сгинул? – был вопрос Лю Кэнга.
-Да, - кивнул Саб-Зиро. – Благодаря тебе. Спасибо.
-Вот так повеселились, - буркнул Кейдж.
У входа в Башню Саб-Зиро опять померещилось: наблюдают. Он метнул в пустоту сгусток льда, но ночь не откликнулась.
Мы еще встретимся, про себя повторил он слова Скорпиона.

2007-05-05 в 20:24 

Инородное тело
Путь Холода. Часть 1. Глава 6:
Женщины носили обтягивающие костюмы, сшитые по покрою купальников. Мужчины тоже не стеснялись демонстрировать их тела.
Ещё бы мужикам стесняться демонстрации мадамских тел!:)))))))))))) Свои, а не их.

2007-05-06 в 14:56 

Dum spiro, spero
Сорь. Исправим. :laugh:

2011-01-18 в 15:05 

Diana Artemis
Я так поняла, сие дело бесславно затухло?

2011-04-19 в 14:00 

mortal-kombat
DIANA_ARTEMIS, если найду у себя текст целиком, то повешу. Или можешь задать свой вопрос Рейко.

URL
   

MORTAL KOMBAT

главная